Двадцать минут плена

Немного про плен

Вот он, нависает надо мной, гигант, бородач, в тюрбане, с желтющими зубами, красными разъяренными совиными глазами и руками в замахе. Дело происходит в мае 2011 года, и, наверняка, он был не таким уж гигантом, но сейчас я уверен, что все было так.

Я уже минут тридцать бродил по рынку в Лужниках, который должны были со дня на день закрыть. Продавцы в слезах сворачивали палатки и вывозили на тележках коробки, я работал в «Афише», и для текста нужно было обязательно найти кого-нибудь болтливого, но разговаривать никто не хотел. Вокруг рынка собиралась буря, сверкали молнии, грохотало, мир потемнел примерно так же, как после смерти Дамблдора.

И вот я опустил взгляд на лужу и заметил в ней красный огонек — отражение вывески «Канцтовары». Под вывеской от сильного ветра раскачивалась входная дверь. Я зашел в палатку. Лампы дневного света освещали полки, на которых были разложены фломастеры десятков видов, в больших и маленьких коробках, с разным оформлением, с кошечками, супергероями и музыкантами из прошлых лет; и больше никаких канцтоваров.

Я сфотографировал прилавок на айфон, из подсобки выбежал тот самый гигант: «Ты чего здесь творишь?». Выломал руку с телефоном; увидев снимок, отобрал телефон, а меня в два пинка затолкал в подсобку: «Ну все, с тобой разберутся». Там я присел на единственный стул. Из радио на полке звучало «Юмор ФМ» с выступлениями КВН.

«Чтобы мечта сбылась, иногда нужно фантазию включать по полной. Итак, смотрим, бабушка в банке».
«Здравствуй, милок. Такое дело, у меня со времен гражданской три мешка какие-то в сарае лежало. Открываю — золото Колчака. Мне оно все не надо, я хочу его вам отдать».
«Бабушка, извините, я такие вопросы не решаю. Я сейчас директора позову. Виктор Николаевич, тут важный клиент».
«Я вас слушаю».
«Я коллеге вашему уже сказала, что дед мой завещал мне сотку земли в Ираке. Там втыкаешь лопату, и нефть — бабах — в небо. Мне все это не надо».
«Извините, я генерального позову».
«Я слушаю вас».
«Это я тебя, сволочь, слушаю. Сколько твоя кошка будет гадить у меня под дверью?!».
«Вы меня и здесь достали!».
«Я Сталина достала!».

На полках деревянного шкафа стояли серые коробки, обмотанные скотчем, часто с волосами и пылью. В них тоже лежали фломастеры. Через какое-то время дверь открылась. Появился сын гиганта, мой ровесник. Он удивился, посоветовал уходить побыстрее, сунул мне в руки мой телефон и коробку фломастеров Hello Kitty.

Это были мои двадцать минут в плену.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.