Жизнь и смерть русского рэпа

hip-hop

Барбитурный, Андрюша Лёгкий, Санта Сосанта, Сергей Сова, Плюгавый, Грустный Патрик и Сладкий Красти, Паша-техник, Невпонятках, Ашек, Раскольников, Блёв — посмотрите, какой у нас огромный выбор, не так ли? Современный русский «хип-хап» вообще всегда слабо поддавался классификации — на третьем десятке имен новомодных рифмоплетов память отказывает, а уши хрустят и медленно осыпаются пеплом. Целое море музыкальных стилей и жанров давно перемешалось в одноцветную массу, где берега не то что попутать — разглядеть нельзя. От названий коллективов пучит еще больше: Трагедия Всей Жизни, Мутант Ъхвлам, Пластиковый Мир, Тяжёлая Атлетика и так далее. Все эти люди пишут, не побоюсь этого слова, стихи и уверенно называют собственное творчество «андеграундом». В этой чарующей тьме уровня начальной школы, в этой пучине лингвистического ужаса обитают полуслепые замызганные отбросы, имя которым РУССКИЙ РЭП.

Убило? Беломорку подлечи. Чисто так, наши этажи

Экзистенциальный вопль, эмпирический тупик и эпикурейский стон — вот слагаемые успеха здесь, ниже плинтуса. Подвалы коллективного бессознательного российских рэперов доверху наполнены силиконовыми сиськами, тюремными татуировками, арийской гордостью и синтетическими наркотиками самого низкого качества. Будучи не в состоянии передать словами боль и радость окраин, поэты начинают заикаться, глотать гласные, согласные, а то и целые слова, превращая речитатив в пьяное бормотание под угрюмый бит.

Было… сильно больно… в кости… потом Костя сказал мне… это… о… ОМОН… был

В чаще бреда бродят молчаливые соглядатаи – тысячи, десятки тысяч малолетних подписчиков групп «Вконтакте». В этом рассаднике пошлости, похоти и пиратства, любой школьник сможет найти тёмный уголок, где его извращенные фантазии превратят в текст, текст в голос, а голос положат на музыку, на смысл, на форму и на содержание. В результате появится видео условного рэпера на условной лестничной клетке: выгляните за дверь – возможно, он уже ширяется в вашем подъезде.

Удивительно в этой ситуации вот что: осознанному русскому рэпу от силы лет двадцать, а он уже успел себя изжить. Несмотря на крупномасштабные операции по внедрению в сознание россиян групп WU-TANG CLAN, Grandmaster Flash, Captain Sensible, DMX, Beastie Boys и других продуктов американского фаст-фуда, на свет вылезла щемящая русская тоска, сплин, хандра. Думаете, преувеличиваю? Ничего подобного. Самым ярким аргументом в мою пользу можно назвать одного исполнителя, единственного, кто начал раньше всех и не собирается заканчивать: Дельфин.

Если ты одинок, то он просто один

Сквозь годы этот млекопитающий вестник апокалипсиса сумел пронести сакральное знание о настоящем русском хип-хопе, который вышел из праха и в прах обратится. Ибо нет ничего ближе жителю России, чем саморазрушение.

Это конец, мама

В связи с этим предлагаю изучить как замкнулось это колесо Сансары тлена и боли.

ИСТОРИЯ РУССКОГО РЭПА

Если отбросить в сторону столичные попытки поиграть в «гэнгста», то краткая история русского «андера» выглядит примерно так.

1991-1997 — Рейв и тяжелые наркотики
«Мальчишник»
Облезлые бараки и полуразрушенные предания XVII-XIX вв. производили на москвичей почти такое же впечатление, как и нью-йоркский Гарлем — у жителей главных мегаполисов двух непримиримых врагов после окончания холодной войны осталось сосущее ощущение пустоты, заброшенности и безвременья. Среди бетонных перекрытий и незащищенных тоннелей метро поднималась густая поросль русской надежды на демократию, где свобода самовыражения ставилась во главу угла. Первые ростки рэп-культуры взошли в начале девяностых благодаря скандальной группе «Мальчишник», устроившей секс-революцию на территории бывшего СССР хитами «Груди, груди» и «Порнография».

Море секса уносит, накрыв экстаза волной

Порнография — это искусство, такое же древнее, как весь наш мир

В составе группы, помимо Мутабора и Дэна, был Андрей Лысиков ака Дельфин. Этот персонаж, тонко чувствующий смену музыкальных течений, по праву может считаться серым кардиналом русского хип-хопа — надеюсь, вы понимаете, почему.

«Мистер Малой»
Логичным продолжением творчества «Мальчишника» стал любимец рейв-тусовок, захвативших сейчас центральные квартиры столицы — Мистер Малой, ака Андрей Цыганов. Его хитовый альбом «Буду погибать молодым» навсегда поразил сердца россиян, осознавших, что страна кончится, так и не начавшись.

Сигарет, никотин. Сигарет бьёт по лёгким и мотор

Пропаганда зависимости становится более явной, однако традиционный для американского рэпа мотив курения марихуаны пока что уступает «клубным» наркотикам, вроде ЛСД и амфетамина.

Но если ты захочешь делать люсю, а не фен, стой, будь осторожен, — это галлюциноген

«Bad Balance»
Постепенно рэп-музыка становится более осмысленной и перестает сопровождать столичный клубняк. Поблагодарить за это нужно двух донецких подростков, один из которых — Влад Валов, он же Мастер ШЕFF – на долгое время становится «отцом русского хип-хопа». Его группа Bad Balance поражала современников похожестью на популярных зарубежных рэп-исполнителей и первыми попытками обработки русского языка, как силлабического пространства. В то же время, творчество команды осталось в памяти множества слушателей исключительно позитивными всполохами, связанными с её наиболее успешным участником — Михеем, ака Сергеем Крутиковым.

Переплетает, только бит, бит хопа звучит с винила, аккуратные запилы висят игриво

Город не спящий, баксы хрустящие, кровь на асфальте, генста-мир настоящий

1998 – 2002 — Урбанистика и марихуана

«КАСТА»
Эстафету лирики про «тусовки, шлюх и дудку» у Bad Balance перенимает группа «Психолирик», начинающая аккумулировать вокруг себя талантливых хип-хоп исполнителей и вскоре меняющая название на «КАСТА», а позже на «Объединенная Каста». Клановость и семейные взаимоотношения, пропагандируемые пресловутым WU-TANG’ом, нашли здесь наиболее яркое проявление, а титул «отца хип-хопа» начал свое плавное движение от Влада Валова к Василию Вакуленко, более известному тогда под псевдонимом «Баста Хрю».

БЬЯЧЕС

Я удивляюсь, как близко до записи на дисках от голоса в подъезде

2002-2008 — Молодой прорыв и гашиш

Децл aka Le Truk

В 2000 году, когда Василий Вакуленко всё ещё читает рэп, Мастер ШЕFF делает резкий бросок вперед и качественно меняет профориентацию — из исполнителя превращается в продюсера. Его первый проект взрывает мозги всему молодому населению страны — Кирилл Толмацкий, ака Децл, провозглашает: русский хип-хоп — это надолго.

Все двигают попами под музыку хип-хопа

Не сумев справится со свалившейся на него популярностью, Толмацкий начинает испытывать кризис личности, и спустя четыре года меняет имя на Le Truk, в надежде укрыться от разжиревших поклонников «Вечеринки» в солнечном регги.

Никого не бьют, не пьют и не ругаются. Так почему можно бухать, а курить нельзя?

«Centr»
Конец периода становится переломным моментом в истории русского хип-хопа. Сразу в нескольких частях страны возникают точки притяжения талантливых исполнителей, которые переворачивают представление слушателя о рэпе. В Москве возникает группа Centr, в состав которой входят Слим, Птаха и Гуф, ака Алексей Долматов. Вместе с ними на студии часто появляется Баста, пробующий себя в роли продюсера и звукорежиссера.

Плиз, просто спуститесь вниз

2008 – 2013 – Урал и безысходность

«АК-47»
Уставший от столичной требухи искушенный слушатель обращается в середине нулевых к далеким шахтерским городам, где «каждого касается у-ли-ца». Рэп-форумы полнятся обсуждениями «фейковости» нынешних королей хип-хопа — по утверждениям многих, московские прощелыги не имеют никакого права называть свое творчество рэпом, так как «тру-ниггаз» закаляются в уличных боях, а не в наркотическом угаре. Несоответствие усугубляется упреками в сторону Долматова, который обязан своему процветанию дальновидной бабушке и квартире в центре столицы, а не уважению среди членов организованной преступности. Всё большую популярность приобретают «честные парни с окраин», которые не пытаются изображать из себя «гэнгста», а просто рассказывают о жизни — пусть картина получается ужасной и безысходной, но плевое отношение и юмор, которым они её пишут, пробивают дорогу к сердцам россиян. Там, далеко-далеко, за Уральскими горами раздается массивное «ух!» и на арену выпрыгивают два брата-акробата – Виктор Гостюхин и Максим Брылин.

В Турцию с тобой девочка твоя хотела, на неделе залетела, СПИДом заболела

Дики-дикий я, дикий я-я, дикий: на клыках бλℜðи ищи против меня улики!

«Триагрутрика»
В результате Екатеринбург, где живут и трудятся члены АК-47, начинают осаждать рейды анти-наркотического спецназа, и на волне борьбы с детской зависимостью поднимается грозная фигура Евгения Ройзмана. Полюс хип-хопа смещается ещё дальше за Урал, в Челябинск, где процветает так называемая «уральская школа хип-хопа», а точнее — группа Триагрутрика. Название происходит от слова «Загрузка», где каждая буква «з», читается, как цифра «три».

Панама на голову наглого нигера, голова наголо – выговори!

Первым нарастающую популярность уральского пласта почуял Вася Вакуленко, сменивший на тот момент образ чувственного «Басты» на грубого, похабного «Ноггано». Вакуленко привозит обе команды в Москву и записывает с ними несколько совместный треков, продвигая свой лейбл «Бастаз-рекордз». К ним присоединяется Долматов, который к этому моменту уже покинул группу CENTR и ушёл в сольное плавание.

Сила русского рэпа при слиянии городов!

Не доℜδывай меня, а то взорву, как детонатор

Витя из АК-47 всё чаще бывает в Москве и начинает вести гламурную жизнь, против которой сам и выступал в начале творчества. ТГК ездят по всей стране и постепенно становятся самой известной группой на постсоветском пространстве. Лидеры коллектива Джамал ака Артём Аверин, и Вибе ака Евгений Вибе, возносятся на недосягаемую высоту рэп-искусства, превращая собственные тексты в настоящие симфонии, дифирамбы русскому языку.

Xип-хоп – это мой топовый лот, мой стопудовый проход в головоломках болотных утопий и троп

Морим над Дрю Бэрримор, над бурым миром, над пиаром хорохоров, над хоромами орлов

«Кровосток»
Уральский магнит перевешивает одна единственная группа, творящая в стиле «стёб» и «лытдыбр» — Кровосток. Поначалу популярная лишь в кругу заðþотного наркотического коммьюнити, команда быстро завоевывает любовь в сердцах медиа-менеджеров и офисного планктона, после чего к Шилу приходит настоящая слава.

Вспоминаем и молимся

Города – это π-Ζðξς

НАШЕ ВРЕМЯ
Многоликий, многоголосый дракон с именем РУССКИЙ РЭП поглощает российских детей одного за другим — и нет от него спасения. Коричневый фон и вонь из затопленных слезами и потом подвалов так и норовят выплеснуться на ничего не подозревающего пользователя 25+. И пока мы все еще не захлебнулись в море нового поколения, стоит порадоваться — у некоторых из них, оказывается, есть чувство юмора.

А значит у нас ещё есть шанс найти общий язык — пусть и не русский.

Сиксфофри, юа он ми, а вона фак ви, вентечес симуна би

Всем спасибо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментариев

  • Антон:

    Есть мнение что даже с поправкой на массового читателя хронология хромает, а выводы местами притянуты за уши.

  • Ян:

    Невероятный снобизм и совершенное непонимание вопроса. Господин Васев о шутках думает, что это сказано всерьез, а о серьезном – что в шутку. Как уже было сказано выше – хромает хронология. Да и вообще по делу мало – куда больше оценочных суждений от человека, который не дорос еще, чтобы что-то оценивать, зато научился бросаться терминами вроде “коллективное бессознательное”, “экзистенциальный”, “эпикурейский”, вряд ли отчетливо понимания их значение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *