На развалинах шансона

shanson0

Шансонье Марьяша из Баку и Белла Ахмадулина; Юрий Кость и шушкинская душевность; Сергей Мошков и фетовское дыхание — «Аудиошок» нашел на развалинах русского шансона ростки ночных цветов.

Самое страшное, что можно сделать в социальных сетях, — это отправить кому-нибудь песню с «намеком». Самый жуткий жанр, к которому может принадлежать подобная песня — это шансон. Самое опасное сопровождающее послание, которое может сопутствовать такой песне, это простодушное «думаю о тебе, когда ее слушаю». Даже идущим в авангарде прогрессивных взглядов на межличностные отношения, музыку и пирожки в подземных переходах на Садовом кольце в качестве бизнес-ланча, от подобных признаний станет не по себе. Осознание того, что перед кем-то всплывает ваш образ, навеянный мелодией грустного саксофона, заставляет панически оборачиваться каждые пять минут, принуждает к покупке газового баллончика и обязывает возвращаться домой до сумерек.

Поступательная деградация русского шансона никем не анализируется, потому что регресс привлекателен только когда ты в него неизбежно интегрирован. Изучая чужое падение, пусть даже с ближайшей колокольни, испытываешь только жалость и разочарование. Слава Богу, с шансоном все не так просто.

Неопытному взгляду может показаться, что 1998-й год — год рождения песни «Владимирский централ» — это кульминационная точка развития российского шансона, от чего у многих по сей день лежит на сердце тяжкий груз. Адепт подобного тезиса будет прав в той же мере, в какой прав Данте, называвший 1300-й год наивысшей точкой развития человечества, после которой все брожение людского рода по сути является подготовкой к страшному суду. В конце концов, еще в комедии Аристофана «Облака» молодое поколение упрекают в поверхности, заносчивости и прочих грехах, присущих тем, кто читает Еврипида. Человечество официально переживает упадок с 400-х годов до нашей эры, и нет этому ни конца, ни края, так что чего же ожидать от русского шансона?

Что же случилось с русским шансоном? Осталось ли в нем то сокровенное, что делало его неотъемлемой частью вечеринок в ресторане «Теремок» в подмосковном городе Одинцово? Есть ли в нем еще та искра, которая в петербургском баре «Терминал» давала бенефис любому, кто достаточно смел, чтобы играть на пианино? Кто виноват, что делать, кого слушать?

I. Бакинский дворик
shanson1

Эмансипация никого не оставила в стороне, даже шансон. Уроженка Баку певица Марьяша, главная восходящая звезда шансона, отвоевывает вершины музыкального Олимпа в жанре, изначально педалировавшего свою нарочитую маскулинность. Юное дарование очевидно вдохновляется самой красивой женщиной в русской литературе — Беллой Ахмадулиной. Первая красавица отечественной поэзии описывала любовь так:
Дождь в лицо и ключицы,
и над мачтами гром.
Ты со мной приключился,
словно шторм с кораблём.

Марьяша, в свою очередь, вербализирует ощущения от нежданного чувства следующим образом:
Боль не прошла, слов не найти,
Чтоб рассказать, как мне нужен ты.
Эта боль сильнее меня, сильнее тебя
Жарче огня.

Однако Марьяша придерживается того типа мировоззрения, который Карл Маннгейм определял как динамический, а значит она уделяет наибольшее внимание самодовлеющей ценности процесса изменения. С завидной для любого выпускника института Стрелка основательностью Марьяша обращает внимание и на захватившую весь мир глобализацию, и на урбанизацию, и на модную последовательную полигамию. «Что же ты любовь позабыл?» вопрошает певица, недвусмысленно сетуя и о тотальном синдроме дефицита внимания, и о клиповом мышлении, присущем современному обществу. Клиповость разлагает не только интеллектуальные способности отдельно взятого индивидуума, но и разрушает прочные романтические связи.

II. Кость глубины
shanson2

Более классические вариации шансона, инспирированные теми же зонами и лагерями, что породили загадки о двух стульях и поговорки об однодневности дружбы (сегодня кенты, а завтра менты), предлагает человек с прекрасным именем Юрий Кость. Кость начал свой проект в 2000-м году, однако так и не стал широко известным даже в узких кругах, обнесенных колючей проволокой. Хоть простота порой и бывает хуже воровства, но в творчестве Юрия незамысловатая, почти шукшинская, душевность скорее подкупает, чем отталкивает. Как авангард немецкой буржуазной интеллигенции XIX века, противопоставляющий понятие культуры тогда еще доминирующему понятию цивилизации, Кость обращается к вечным парам антагонистов. Глубина и Поверхностность; Любовь и Безразличие, Искренность и Лицемерие.

Конечно, любой текст открыт для интерпретации, но сложно разойтись в трактовке семантического кода главной песни артиста «И на душе у зека есть немного тепла». В целом, подобные названия свойственны Юрию: «Мамочка», «Старый друг», «Только ты». Как настоящий творец, Кость не боится использовать уже известные слушателю строчки, например, одна из его песен, «Милая моя», могла бы оказаться кавер-версией известной истории про то, как сложили крылья палатки, но на деле есть самостоятельное произведение.

III. Река ласк
shanson3

Но не все актуальные авторы так равнодушны к сакральным символам шансона. Так Сергей Мошков в своей песне «Увезу тебя в разнотравье» не просто поражает своей эрудированностью по части названий полевых цветов, но и использует почти иконический символ реки, гегемония над которым уже много лет вообще-то отведена группе Любэ. Мошков, впрочем, не паразитирует на крутых берегах и грусти-печали, а на этом пасторальном пейзаже воспроизводит ряд сцен из «Тихого Дона». Певец явно делает упор на аллюзивности своих произведений: песню «Тебе, моя нежность» стоит сравнивать с фетовским «Шепот, робкое дыханье…», как сравниваются в выпускном классе шестой «сонет к Марии Стюарт» Бродского и «Я вас любил» Пушкина. Безбрежная река ласк, которую невозможно выпить до дна, берет свои истоки в фетовских слезах, которые, как известно, предшествуют заре.

Выборка авторов весьма репрезентативно доказывает, что русский шансон переживает так называемую «Ночную» эпоху, что ни в коем случае не означает бесплодность, но отсылает к консервативности и жесткому соблюдению заскорузлой иерархии. Именно поэтому те редкие цветы, которые расцветают в наше реакционное время, требуют максимального внимания и трепета.

Ведь кто знает: когда покажется за туманами берег наш родной.

Спасибо, Руслан, Марьяша, Кость и Мошков!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *