Как я поняла, что я не магл

tsi-4

Эту “ту самую историю” нам рассказала наша читательница Юлия Дудкина. С этим текстом Юлия выиграла наш конкурс и посетила мобильную планерку в Золотом Лимузине. Юлия защищала диплом по творчеству писателя Трумена Капоте, писала в газету “Метро” и ищет работу журналистом. Не забывайте — мы собираем ваши самые дикие и невероятные те самые истории. Пишите нам.

«Ночной рыцарь» — автобус для волшебников, попавших в беду. Его можно вызвать, находясь в любой точке мира и в любое время суток. Если вы не магл, «Ночной рыцарь» обязательно тут же появится. Таким его придумала Джоан Роулинг, автор книг о Гарри Поттере

Время шло, и надежды, что письма из Хогвартса все-таки дойдут, уже не оставалось. До 11 лет мы обе ждали их спокойно и уверенно, потому что точно знали — оно придет. Мы обе просто не могли быть маглами. Доказательства нашего волшебного происхождения были не заметны для окружающих, но магический мир то и дело посылал тайные знаки, которые могли прочитать только мы двое.

Но приглашения все не шли, и в 17 лет мы оказались за одной партой в самом обычном, не магическом университете. Там и познакомились. Две девочки, которые так и не дождались своих писем из Хогвартса. Подозреваю, что у нас их доставляют совы «Почты России». Вот так наша страна сгубила нам молодость, и теперь таланты пропадали в университетских стенах. На парах вместо Защиты от Темных Искусств учили стилистике, экономике и прочим глупостям, так что к образованию мы относились с презрением.

Опоздание длиной в 6 лет — это чересчур даже для «Почты России». Пора было брать судьбу в свои руки. В конце концов, русские девушки привыкли делать все сами. И вот, однажды в разгар лютой зимы мы сели в самолет «Москва — Лондон» и приготовились в последний раз совершить путешествие немагическим способом.

К этому моменту мы, две слегка бесноватые латентные колдуньи, давно привыкли все делать вместе: готовиться к ненужным сессиям, влюбляться в глупых магловских мальчишек, коротать скучную не волшебную жизнь на студенческих вечеринках… Мы были командой. И теперь мы должны были вместе пройти на эту дурацкую платформу 9 3/4 на глазах у обалдевших туристов. Сделать всем ручкой, напоследок случайно попав в объективы их китайских фотоаппаратов, и шагнуть прямо в стену. Иначе быть просто не могло.

Лондон встретил нас нулевой температурой, нетопленной комнатой, которую мы сняли на чердаке у семьи индусов, и влажным ледяным ветром. Но мы вот-вот собирались попрощаться с миром маглов, поэтому стойко терпели последние трудности на пути к заветному Хогвартсу. Воздух пах волшебством, шоколадными лягушками и конфетами «Берти Боттс».

Однако, оказавшись на заветном «Кингс-Кроссе», мы поняли, что что-то пошло не так. Половина здания была затянута строительными лесами. Гулкое эхо пролетало сквозь известковую пыль и, достигнув потолка, возвращалось печальным бумерангом. Одинокий полусумасшедший художник просил чтобы я позволила ему себя сфотографировать: «Девушка, у вас такие красивые скулы». Но самое страшное — в стену, которую мы должны победоносно пройти насквозь, была вмонтирована половина тележки. Чтобы глупые магловские туристы делали снимки в духе «Сфоткай, типа я в Хогвартс еду». Нашу мечту осквернили пустым туристическим аттракционом.

Все пропало. Мир опустел, и только эхо продолжало носиться туда-сюда по пустому вокзалу. Уже без особой надежды мы, как слепые котята, потыкались лбами в оскверненную стену и в молчании отправились домой. Холодный лондонский ветер горестно выл песню о несбывшейся мечте.

Итак, две русские девчонки без смысла жизни, зато с деньгами в кармане, сидели на индусском чердаке и бездумно плевали в разбитое корыто. Впереди нас ждала еще целая неделя в Лондоне. И мы, как прилежные воспитанницы родной страны, адепты надрывной достоевщины и крепкого алкоголя, пустились во все тяжкие. Чтобы смириться с поражением, нужно было обойти все бары в городе и исполнить ритуальный танец проигравшего на каждой барной стойке. Только так можно было смириться с потерей магического мира.

Дом наших индусов находился (да и сейчас, надеюсь, находится) в предместье города: нужно было доехать до конечной станции пугающе черной ветки метро — она называется “Морден”, но мы ласково звали ее “Мордор” — и еще минут 20 пилить на автобусе. Однажды после очередной пьянки, которая должна была помочь нам выжить в немагическом мире, мы обнаружили, что не успели на последний ночной автобус. На улице минусовая температура и ледяной ветер. Мы обе в летних туфельках и осенних пальто, последние деньги спущены на текилу. И обе мы точно знали, что, если останемся стоять на месте, очень скоро замерзнем насмерть.

Мы уже достаточно выпили и были готовы к подвигам, поэтому отправились пешком. С собой не было ни телефонов, ни карты. Предместья Лондона нависали над нами, как стены заколдованного лабиринта, за углом пыхтел минотавр.

Чтобы не околеть, мы выгребли из карманов мелочь и купили в круглосуточном супермаркете бутылку вина. Дешевого и очень плохого. Несла его я. Пила тоже я. Мне в тот вечер казалось, что верная подруга пытается увести у меня голубоглазого немецкого мальчика — постоянного спутника наших ночных похождений. Забрать то последнее, что еще радовало меня в опустевшем без магии мире. Расстроенная и обиженная, я не слушала ее возражений и делала большие глотки из горла. С каждым глотком у нас оставалось все меньше надежды добраться до своей комнаты на чердаке живыми. К концу бутылки мы поняли, что заблудились.

Чтобы был понятен весь трагизм ситуации: глубокая ночь, темнота, холод, предместья Лондона. Денег нет, мы очень легко одеты и не представляем, куда нам идти. Осушив бутылку, я стремительно пьянею. Стараюсь держаться в сознании, но обе мы понимаем, что сопротивляться я смогу еще максимум полчаса. Спор из-за мальчика забыт, мы потеснее прижимаемся друг к другу и готовимся к неминуемой смерти.

На обочине остановился классический ночной двухэтажный автобус. На стекле горит табличка с маршрутом, в котором и начальная, и конечная точки — совершенно не знакомые нам названия. Он даже близко не будет проезжать мимо дома наших индусов. Но водитель должен хорошо знать местность, и мы робко стучимся в стекло и спрашиваем, не подскажет ли он, в какую сторону нам идти.

Зрелище мы представляем плачевное. Оглядев нас с ног до головы, англичанин вздыхает: «Девочки, вам предстоит очень долгий путь. Почему бы вам не взять такси?».

Мы признаемся, что у нас нет денег, и обреченно разворачиваемся, чтобы уйти. И тут водитель окликает нас. Он говорит, чтобы мы прошли в его пустой автобус, сели и никому никогда не рассказывали о том, что сейчас произойдет.

После этого он гасит табличку с маршрутом и, нарушая все правила водительской субординации, везет нас домой. Мы мчимся с неслыханной скоростью, дома с погасшими окнами расступаются перед нашим автобусом. Окоченевшие руки болезненно оттаивают в тепле. Водитель высаживает нас у самой двери. Мы не верим своему счастью, на прощание кланяемся ему в ноги. Мы спасены. Автобус исчезает, окруженный снопом волшебных искр. Я перестаю бороться с подступающим опьянением и даю ему затопить мою черепную коробку. За секунду до того, как я свалюсь в черную пропасть забытья, я чувствую, как подруга трясет меня за плечо: «Юля! Юля! Знаешь, что это было? Это же «Ночной рыцарь»! Мы все-таки не маглы!».

P. S. Хоть мы и оказались самыми настоящими волшебницами, в Хогвартс мы так и не попали. Думаю, мы просто пока нужны этому, магловскому миру — должен же кто-то и тут бороться с силами зла. А то ведь они не дремлют.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментариев

  • Красная жара:

    До слез!)

  • Хелот:

    А я однажды потратил последние деньги на гулянке, чтоб отправить на такси, домой, красивую, но в сопли пьяную незнакомую мисс.
    Ушел тихо, чтоб никто не узнал и не смеялся.
    Домой шел пешком часа два.
    Узнали. Смеялись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *