Многоликий Янни Николаев-Маликов

yanni-1

Янни — это не просто доппельгенгер Игоря Николаева и Дмитрия Маликова at the same time. Янни — это настоящий оркестр, объединенный лишь одной целью — нравиться старушкам, предающимся разврату в тишине заросших грибком ванн. Янни — это ароматизированные свечи, горькое сухое красное, плешивый кот и февральская стужа за окном. В примитивных битах и топорной ритмике скрыта мечта о загорелом, длинноволосом карлике с Кайманских островов. Только пожалуйста, пожалуйста, пусть у него будут усы, как у Магнума. Представляем обзор творчества великого Янни от директора отдела “Трансфигурация и магические вещества” Александра Васева и директора отдела “Быт и нравы” Этери Барклай.

Вдумчивый читатель уже задался вопросом: «Откуда, чёрт побери, вылез этот Янни?!» Что ж, виной всему средиземноморское побережье, чьи пенистые волны разбудили в младшем Хрисомаллисе страсть к рыбалке и сочинению музыки: “Я начал слышать музыку, играющую из глубины души и понял – я обязан её сыграть”.  Янни кокетливо умалчивает об отсутствии музыкального образования, замечая лишь, что «фундаментальное обучение разрушило бы лёгкость и грацию его фантазии». В 1972 году грек-самоучка попадает в заштатный колледж в Миннесоте, откуда выпускается в 1976-м. Тогда Янни Хрисомаллис решает «на сто процентов посвятить себя музыке» и целый год не делает ничего, кроме джем-сессий и тусовок на студиях. Вдруг, всё становится на свои места – музыкой можно зарабатывать. Если ты гений, конечно.

Что скрывает улыбка мистера Хрисомаллиса? То ли это гримаса боли от перетруженных ног — ведь пианист привык сидеть, а не стоять — то ли звериный оскал, удерживающий остальных музыкантов в узде получше любой дирижерской палочки, то ли спрятанная под навесом идеальных усов самоирония — мол, «грешен, каюсь, сознаю». Может быть, в глубине души Янни понимает, что насилует ничего не подозревающих слушателей, но ничего не может с собой поделать — и вместо сочувствия в сердце закипает кровь, а на лицо наползает предательская улыбка.

Этот фрагмент концертной записи начинается с потрясающего почти интимного кадра, где хрупкий и красивый как принц маэстро в вязаном свитере (заправленном) взял бумажный стаканчик, чтобы перевести дух и насладиться томной партией виолончели своего музыкального собрата во фраке. Многотысячная публика уже вожделеет и еле сдерживает апплодисменты, а на 0.31-й секунде мы можем наблюдать, как бездействующий музыкант, один из виртуозов этого многоликого оркестра, подчиняющегося только Янни, просто-напросто ушел в астрал и больше никогда оттуда не вернется.

Взгляните на заранее раззадорившегося Янни на 0.39-й секунде. Он знает, что сейчас будет нечто, что приведет этот зал в абсолютную экзальтацию, оттого он и улыбается лукаво, потирая руки. Виолончелист виртуозно доигрывает свою партию с вибрато, закончив ее на невозможно эффектной низкой ноте, а затем скромно и словно не понимая от чего же все так переполошились, растрогавшись до слез, с благодарностью смотрит на Янни, ведь вот это вот все — это момент истинного сольного блаженства. ДА! ДА! ЕЩЕ! Постойте!… ДА! ДА! Вот он! На 2.15-й начинается шторм, управляемый пальцем и 11-ю пультами-синтезаторами, подвластными греческому принцу ветров. Искусственный бит при наличии настоящих барабанов и полностью осоловевших от безделия ударников пронизывает до мозжечка. ВЫ НИ О ЧЕМ НЕ МОЖЕТЕ ДУМАТЬ И НИЧЕГО НЕ МОЖЕТЕ ДЕЛАТЬ В ЭТОТ МОМЕНТ! Отпустите себя в этот круговорот полифонии и обязательно дождитесь отпадного соло на арфе Хёрли из художественного сериала LOST.

Но этот чувак лотерею явно не выиграл

Пассы Янни, помимо акцентирования сильной доли, служат мерилом утонченности той или иной композиции. Если пальцы одной руки Янни (а он почти никогда не играет обеими, очевидно, считая это пошлостью) неожиданно взвиваются, словно хохолок петуха, а затем резко опадают на клавиши — значит публика должна ахнуть. Если крючкообразный палец Янни тянется в сторону одного из музыкантов, тот обязательно начнёт ёрзать и нервничать, подавая мистеру Хрисомаллису недвусмысленные намёки, означающие «да-да, мне тоже всё очень нравится». Только тогда Янни снимет с него свой напряженный взор, прошептав губами «love you» и закрыв палец в кулачке.

Начинать говорить про сексуальность Янни Хрисомаллиса бессмысленно — «HOT» написано крупными чёрными буквами прямо у него на лице. Странные телодвижения Янни, когда он стоит на сцене (поступательные раскачивания таза взад-вперёд), необходимы ему, как и всем членам оркестра, чтобы не сбиться с ритма, удержать который не смогла бы только финская группа Pertti Kurikan Nimipäivät. Обтягивающие толстовки и майки, скорее, асексуальны, так как портят самсоновский лук — густые смоляные локоны — ценить которые сам Янни научился уже очень давно.

На этом видео мы очень четко видим заправленный в штаны свитер. Кроме того, мы слышим голос Янни, низкий и спокойный, абсолютно уверенный, он говорит о древнем армянском инструменте дудук, который вот-вот зазвучит в композиции, написанной Янни в 16 лет. На что же он намекает? Прелюдия и ностальгия… 16 лет… хммм. Непонятно.

Около минуты Янни держит один аккорд, который дудук обвивает своей бархатной мелодией. Драматично показывая смену аккорда на следующий (чуть менее длительный), Янни кивает человеку с афро и золотыми манжетами, добродушно намекая, что скоро его сменит другой инструмент. Это магическое безмолвное взаимодействие с музыкантами происходит ровно до 5.55-й, когда пышноволосый грек садится за черный фортепиано. Именно тут мы в полной мере можем насладиться его классическим безупречным вкусом. Именно тут возникает сравнение с нашим отечественным принцем-шептуном Дмитрием Маликовым, также обожающим укрепляющие шампуни от перхоти и инструментальные изыски. Вы все, конечно же, знаете его проект Pianomaniя

Члены оркестра

Янни Хрисомаллис и его друзья
Если присмотреться в глаза этой несчастной птицы, в них виден ужас

Если присмотреться в глаза этой несчастной птицы, в них виден ужас

Конечно, бутафорские бороды, кудри и морщины не могут обмануть – перед нами снова Янни! Это он дудит в армянский рог, он щиплет бас-гитару и арфу, он поёт и он же подпевает. Уберите усы. Уберите шевелюру. Кто перед вами? Многоликий Янни. В его чёрных греческих глазах – бездна ужаса. Подойдите к зеркалу. Посмотрите на Янни. Потом на себя. Потом снова на Янни. Потом на себя. Вы слышите музыку? Да? Да?! Поздравляем – трансформация прошла успешно!

Спасибо, Янни!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *