Как мы покоряли Чили и чуть не сдохли

tsi-37

Эту полную туристических страданий ту самую историю нам рассказала наша читательница Мария Цицюрская, прекрасная. Цицюрская отправляется в Чили, чтобы пройти 70 км по пешеходному маршруту национального парка Торрес-дель-Пайне — хрупкая, курящая и совершенно неподготовленная, она идет покорять чилийские горы и едва не лишается жизни. А сейчас в Чили как раз неистово извергается вулкан Вильяррика, поэтому, пока вулкан не стер с лица земли всю Чили, почитайте о том какая это прекрасная страна. Спасибо, Мария! Читатель! Если у вас тоже есть безумная история (а она у вас есть), срочно расскажите ее нам.

Готовиться к поездке в Патагонию я начала за полгода. Читала ЖЖ, форумы, непонятные испаноязычные ресурсы. Информации было очень много, но вся она оказалась совершенно бесполезной: ни одна живая душа не написала, что нас ждет на самом деле .

Нет, кое-что мы всё-таки сделали правильно: купили туристические ботинки, приобрели горелку и походные кастрюли, взяли с собой теплые непромокаемые вещи. Очень много вещей. Вес рюкзака начал напрягать еще на стадии сборов, но я почему-то решила, что дальше будешь легче — привыкну. Все было крайне необходимо, выложить совсем ничего нельзя.

Еще мы почему-то думали, что 70 км по горам с рюкзаками за спиной дадутся нам легко, и не стали готовиться, до последнего дня лежали на диване. Опыта у нас не было никакого, слова «треккинг» и «хайкинг» оставались для нас загадочной белибердой.

После пяти перелетов и двух автобусов мы с молодым человеком, наконец, оказались в национальном парке Торрес-дель-Пайне. Объясню: это территория площадью 2000 квадратных километров, по которой проходят два пешеходных трека (70 и 110 км) и одна грунтовка, всё остальное пространство — дикая природа, сходить с туристических троп запрещено. Сразу же стали открываться подробности, о которых не писали в путеводителях. Например, что автобус в парк приезжает всего два раза в день. И что все три остановки, которые он делает, находятся в нескольких километрах от трека, который нам предстояло пройти. То есть если ты устал, передумал или сломал ногу, нельзя просто сесть на автобус и уехать. Из любой точки парка до цивилизации херачить десяток километров по пересеченной местности. Это нас тоже почему-то не остановило.

Получив в главном офисе карту, мы бодро забросили рюкзаки на плечи и пошли. До первого чекпойнта 7,5 км, в администрации сказали — “it’s like an hour”. Заблудились мы уже через 300 метров, на развилке познакомились с парнем, который пошутил про «previously on Lost». Мы смеялись, даже не представляя, как он прав. Через два километра я начала задыхаться, через семь километров и два с половиной часа думала, что прохавала жизнь с самого низа. Оказалось, мы всего лишь добрались до точки старта маршрута. То есть впереди еще 70 км и как минимум два подъема, где дорога идет всё время вверх под углом градусов 45. Но мы по-прежнему думали, что всё ок, ща-ща, только передохнем немного.

Полтора часа мы лежали на земле и приходили в себя, потом съели по банке супа Campbell’s (в холодном виде как кислая томатная паста, зато избавились сразу от килограмма!) обреченно накинули рюкзаки и снова пошли. Пять километров в гору. Прошли метров 500 и повернули назад. Потом попытались еще раз и снова вернулись. Предпочитаю думать, что этим спасли себе жизнь и в противном случае умерли бы от разрыва сердца, погребенные под всем своим шмотьем.

Стало ясно, что нужен план В. Что нам уже не до наслаждения красотами Патагонии и не до фоток на фоне гор. Надо просто как-то выбираться отсюда!

Мы сидели на дороге рядом с роскошным отелем в окружении своего скарба и чувствовали себя последними лохами. Мы перебрали кучу вариантов, от «снять номер в этом отеле» (около 500$ за ночь) до «арендовать лошадей и пусть они везут наши вещи» (цена сопоставима). Мы думали повернуть назад, уехать и тупить оставшиеся 5 дней в ближайшей деревне Пуэрто-Наталес (малодушно), думали выкинуть половину вещей (остаться без еды, палатки или одежды). Мне больше всего нравился вариант вообще никуда не идти и сидеть на дороге, пока кто-нибудь нас оттуда не заберет, или симулировать, например, сердечный приступ, если понадобится.

В итоге, чтобы хоть немного отбить все деньги и усилия, потраченные на поездку, решили идти 25 километров до следующей автобусной станции, там бросить вещи и сходить на ледник. Я не представляла, как мы это сделаем, но это всё же лучше, чем вообще ничего не посмотреть.

До конца дня мы прошли еще 11 километров. В парке запрещено разбивать лагерь и жечь костры вне кемпингов, поэтому остановиться мы не могли, нужно было добраться туда до темноты. Ничем не описать ощущение, когда ты шесть часов идешь по камням с 15 кг за спиной (без рюкзака я вешу 45), весь в пыли и воняешь, в руках посох, а вода и сигареты давно кончились. И вдруг среди деревьев появляются домики, у домиков люди, они чистые, смеются, курят и пьют холодное белое вино из прозрачных бокалов. Как будто ты пережил зомби-апокалипсис, а никто не верит, что он случился. Не помню, где, но в каком-то фильме точно есть такой момент.

Э — Энтузиазм

Э — Энтузиазм

За следующие два дня мы сделали еще 14 км. Всё это время в голове была одна мысль: “Только бы дойти, только бы дойти”. Периодически меня накрывало адреналином, и я шла по часу без остановки, отказываясь отдыхать, только повторяя с бешеными глазами: “Надо идти, надо идти”. Гораздо чаще мы останавливались каждые три минуты, потому что казалось, что всё, конец, дальше никак. Шли с горы, в гору, по лесу, по полю, через реку вброд и по висячим мостам. Мы чувствовали себя как Фродо и Сэм, которые идут в Мордор. Или как тот древний грек, который добежал марафон и умер. Я шла только потому, что знала: если буду идти, это когда-нибудь закончится.

А вокруг разноцветные озера, горы, водопады, но не было сил ни фотографировать, ни смотреть по сторонам.
— Смотри, как красиво!
— Ага. Может, пойдем?

Лицо, кожа на голове и уши обгорели в первый же день, еще были ссадины на спине и ногах, синяки на плечах. Гематомы на пальцах ног до сих пор не прошли. Там было плохо с душем, еще хуже с приготовлением еды. Но нас ничего не могло остановить. Мы просто шли, шли и шли.

В парке принято каждого встречного на треке приветствовать по-испански: «¡Hola!». Сначала это казалось милой традицией, потом мы игнорировали всех этих бодрых спортсменов с крошечными мешками для сменки за спиной. Мы так и не поняли, где они прятали свои палатки, пенки и спальные мешки, и не стремились ни с кем подружиться, мы просто их ненавидели. Особенно тех, кто в ответ на слова, что мы шли четыре часа, говорили, что тут максимум полтора.

В общем, на третий день мы всё-таки дошли. Рюкзак больше никуда не надо было тащить. Купили себе дорогущего патагонского пива и сигареты за 500 рублей. И это был один из лучших моментов в моей жизни.

chill-3

Последний кемпинг находился в очень красивом месте у бирюзового озера, в ложбине между гор, и ветер там был такой, что сложно было разговаривать. Мы полтора часа пытались поставить палатку, пока её просто не разломало на части. Мы даже с облегчением от нее избавились (-5 кг!). И тут я случайно узнала, что через 20 минут последний за день паром на большую землю. Было стыдно друг другу признаться, но в глазах у обоих горело: “Черт с ним, с этим ледником, бежим! Валим!”. Мы для вида помялись, узнали цены на проживание в отеле (“ууу, очень дорого”) и сели на паром.

Пожалуй, всё-таки вот этот момент был самым счастливым в моей жизни.

Прислать свою историю

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.