Суверенный холодец смерти

kremlin-red-square1-in-moscow-russia копия копия

Холодец — это искусство ожидания и выдержки. В лучших традициях приготовления застывшего мясного бульона ваш любимый самиздат «Батенька, да вы трансформер» публикует выдержанную трансляцию строительства и уничтожения самого большого холодца в мире, которые произошли в прошлую субботу на Москворецком рынке. В едином порыве под патриотическую музыку сограждане предались возведению Русской Суверенной Желейной Мандалы в честь Дня Победы. Стоп, что? Да, вопросов и правда возникает слишком много даже для пост-апокалипсиса.

Для репортажа с Москворецкого рынка, где построили и съели холодец размером с Техас, мы выбрали популярный сегодня формат трансляций — ведь сейчас в модных медиа трансляции принято делать со всех мероприятий, где собираются больше трех человек, будь это даже похороны. Юлия Дудкина и Анастасия Стогней ведут хронику поедания москвичами гигантского мясного патриотического желе.

Юлия Дудкина

holodets-1

Первый этаж рынка забит до отказа. Все ждут появления гигантского холодца. Ведущая заливается соловьем:
— Вы пришли, чтобы увидеть огромный настоящий русский — что?
— Холодец! — хором подхватывают гости.
Дальше все начинают хором призывать холодец, как снегурочку: «Хо-ло-дец!».
Он вот-вот появится!

Анастасия Стогней

Ведущая в нетерпении:
— Холодец действительно гигантский. Не просто гигантский, огромный. Где же он, наш великан?
«Великан» наконец появляется. Публика снимает явление холодца.

Юлия Дудкина

holodets-2

Размер холодца действительно пугает. Как и внешний вид: желе белое, плоское и прямоугольное, как ковер. В середине из красных перцев выложено что-то неразборчивое и патриотичное. Если подойти ближе, оглушительно пахнет мясом.
Ведущие измеряют холодец. Ширина — 129 см. Пробуют измерить длину, но не хватает ленты рулетки. Люди в нетерпении рвутся к холодцу, для них размер не имеет значения.

Анастасия Стогней

holodets-3

«Первый, кто назовет площадь холодца, получит приз», — разрывается ведущая. Двое юношей в адидасе мучительно пытаются вспомнить азы математики.
Но самый главный вопрос: кто его разрежет. Публика обмирает, девушка в сером пальто и найках перестает жевать салат.

Юлия Дудкина

Детей поднимают на руки, чтобы они успели увидеть желеобразное чудо нетронутым. Отрезать первый кусок будет директор рынка. Он сладострастно хватается за нож, но эксперт из Книги рекордов Гиннеса еще не подъехал, резать нельзя.
— И что делать, раз еще полчаса ждать?
— А там медовуху дают, пойдемте, — переговариваются соседи.

Анастасия Стогней

holodets-7

Парень и девушка в футболках «70 лет победе» пребывают в радостном возбуждении. На вопрос: «Скажите, а какое отношение холодец имеет к победе?» уверенно отвечают: «Ну, это благотворительная акция, будем продавать ленточки по 50 рублей». В ушах у девушки сережки в виде крестов.
Мужчина в костюме таксиста начинает пританцовывать в стиле Дмитрия Медведева. В пляс пустились еще трое мужчин. Один даже игриво поинтересовался: «Девушка, вы танцуете?». Похоже, близкое соседство с холодцом разрушает внутренние барьеры.

Юлия Дудкина

Вокруг холодца аплодируют, чтобы, как выразилась ведущая, «поддержать тех ветеранов, которые дожили до сегодняшнего дня». Холодец явно как-то связан с Великой Победой, но пока не ясно, как именно. Возможно, чуть позже ведущие раскроют секрет.

Анастасия Стогней

Для ветеранов звучит запись «Смуглянки» в исполнении Газманова, публика пытается подпевать.

Юлия Дудкина

Вытащили ребенка из зала петь «Смуглянку». Ведущая говорит, что «эту страну не победить», раз даже дети поют патриотические песни возле холодца.

Анастасия Стогней

Парень в куртке H&M тоже не может понять, как Великая Победа связана с гигантским холодцом.
— А вам это не кажется странным?
— Ну а чего вы хотите? — отвечает парень.— Это же армяне.
— Где?
— Ну как — где? Везде! Посмотрите — они же рынок этот держат.

Юлия Дудкина

Появился представитель книги рекордов. Фотографирует холодец. Не вижу его лица, но спина выглядит удивленной.

Анастасия Стогней

Пожилая, но бодрая Мария Анатольевна тоже затрудняется ответить, как мясное желе связано с подвигом ветеранов и величием России. «Да я только пришла, еще ничего не поняла, — почти извиняющимся тоном говорит женщина, — но вообще я в шоке. Дико как-то это все».

Юлия Дудкина

Разговариваю с жительницей соседнего с рынком дома, Валентиной Подкладкиной.
— Скажите, связан ли холодец с Великой Победой?
— Конечно, связан, ну что вы?
— А как?
— Ну… Я даже не знаю. Но видите, поют же про нее, значит, связан.

Анастасия Стогней

Из-за колонны появляется мужчина и начинает раскачивать лодку: «А пройдемте к той стойке, там плов, медовуха!». Народ не реагирует, безмолвствует, ждет своей очереди к дармовому холодцу.

Юлия Дудкина

Двое мужчин — Николай и Александр — сами попросили меня, чтобы я поговорила с ними про холодец. Что ж, мне не жалко.
Александр:
— Когда я думаю о холодце, я представляю себе мощь и суставы (WTF?!). Обязательно съем кусок, всех распихаю, если надо будет. Мне в другом конце рынка сегодня плова не досталось, я теперь ни перед чем не остановлюсь, я зол!

Привезли ветеранов. Они с радостью общаются с журналистами, им приятно, что к ним столько внимания. Но, кажется, никто даже не рассказал им, что здесь происходит.
Спрашиваю:
— А холодец-то вы попробуете?
— Какой такой холодец? Где он? — отвечает 90-летний старичок.
Организаторы тут же замяли мой вопрос. Суровый единоросс, который привез ветеранов, похоже, как-то по-другому обрисовал им суть праздника.

holodets-4

Пока в помещении рынка начинают поедать холодец, снаружи стоит живая, теплая, рыжая корова. Каждый желающий может ее подоить. Но место около вымени оккупировал молодой человек с серебряными зубами и не отходит. Животное гладят и фотографируют. Корова смотрит на происходящее умными, грустными глазами.

Анастасия Стогней

Говорит Юлия, помощница организатора мероприятия:
— Мне вчера звонили из Moscow Times, а я не ожидала совсем, к тому же сто лет не говорила по-английски, и ляпнула: «We are making holodetc because it’s very patriotic». Открываю газету — так и написали.

Юлия Дудкина

holodets-5

Внутри уже вовсю дерутся за разрезанный холодец. Девушка из «Москвы 24» пытается поймать людей с тарелками:
— Здравствуйте, удалось вам взять холодец?
— Да, удалось, — грубо отмахиваются они и разбегаются с тарелками по углам, пока не отняли.

Анастасия Стогней

— Хороший холодец?
— Нормальный, — отвечает угрюмый парень.
— Хороший, отличный холодец, — поправляет его миловидная девушка.
Бабуля расталкивает парней, которые оттерли ее в очереди: «Молодой человек, пустите меня холодец получить».

Юлия Дудкина

holodets-6

Встречаю девушку с крестами в ушах.
— Скажите, вы православная?
— Да, конечно.
— Как вы считаете, правильно ли готовить гигантский холодец во время великого поста?
— Ну я его есть не буду, но вообще — почему бы и нет. Пост — он и в Африке пост, а вкусно поесть все любят.

Анастасия Стогней

Из очереди еле-еле выбирается женщина с тарелкой желанного блюда: «Суки, да обожритесь сами». Она, похоже, чем-то недовольна.

Юлия Дудкина

Две женщины едят холодец из одной тарелки.
— Как вам холодец?
— Очень вкусный! Но мы бы лучше приготовили!
— А в чем недостатки этого?
— У него нет недостатков. Просто мы могли бы лучше.
Дальше на вопросы отвечать не могут: истерически смеются. Состав холодца начинает вызывать подозрения.

Анастасия Стогней

holodets-8

Миша, сотрудник склада, пришел за холодцом с лопатой. «Ну, я прочитал что будет ажиотаж. И видел в Интернете, что в Севастополе — или где там — людей кормят с лопат. Так что это, можно сказать, акция».

Юлия Дудкина

В школе у меня был учитель математики Феликс Вачеевич. Однажды, возвращаясь поздно вечером домой, я встретила его около продуктовой палатки. Феликса Вачеевича раскачивало на ветру, от него пахло коньяком. «Юля! Вот ты хорошая ученица! Помоги мне, скажи, какой холодец выбрать?». Феликс Вачеевич ткнул пальцем в витрину, где в пакетиках лежали разные холодцы. Я всегда терпеть не могла холодец, но, поборов тошноту, просто показала на один из пакетов. Феликс Вачеевич расплатился и протянул мне пакет: «Вот, Юля, с наступающим тебя Новым годом!». Развернулся и побрел домой. А холодец еще долго лежал у меня в морозилке. Дорогой Феликс Вачеевич, эту трансляцию я посвящаю вам.


Этот коллаж — работа нашей Школы Плохого, но Хорошего Коллажа, Этери Барклай ©

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

9 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *