Помоги Коломбо найти украинский след

colombo-1

На главный результат скандала с Оренбургским Пчелиным Тверком никто почти не обратил внимания, хотя стоило — в жутком вопле вокруг танца наконец-то был обнаружен мистический и опасный украинский след. Еще 31 декабря в тексте «Итоги 2014: все ебнулись» мы писали, что люди совсем потеряли разум и находят призрачную украинскую угрозу везде — даже в цвете занавесок и шапочек в передаче «Дом-2», но люди нас не услышали. На этот раз ваш любимый самиздат «Батенька, да вы трансформер» изучил 100 страниц Яндекс-Новостей (больше сервис просто не показывает) по запросу «украинский след», собрал реальные сообщения об очередном обнаружении украинского следа и предлагает вам помочь детективу найти украинский след в этом полном нуара и отчаяния тексте. Спасибо.

Это был скверный вечер. Еще один, не первый и не последний. По стеклам его прокуренного кабинета лупил дождь. В этом прогнившем до костей городе никто уже не помнил, когда он полил впервые, но все знали — это надолго. На полу лежал опрокинутый стакан из-под виски. В пепельнице догорала сигарета. Ей с трудом нашлось место среди доброй сотни старых вонючих окурков. В клубах дыма едва можно было разглядеть хоть что-нибудь.

Он лежал на потертом старом диване. Лицом вниз. Его недельная щетина пропиталась кислой слюной из перекошенного рта. Он хмурился, стонал, мычал что-то нечленораздельное. Это был тот самый сон. Каждую ночь он возвращался на год назад. В день, когда стеклянную дверь этого прокуренного, богом забытого кабинета открыла Она.

О, эта крошка знала, куда шла. Она прекрасно понимала, что обрекает его на гибель. Она прекрасно понимала, что он сделает для нее все. Она надела желтое платье с глубоким вырезом на спине. То платье, в котором он увидел ее впервые много лет назад.
— Мне нужна твоя помощь, — сказала она. Этого было достаточно, чтобы он бросил все свои дела — расследования мелких краж, слежки за неверными супругами, взятки и угрозы. Каждый день он рыл носом грязь. Он давно потерял надежду.
— Это Сладкий Пит. Он преследует меня. Эти двухметровые верзилы, везде глаза и уши. Они рыскают повсюду и оставляют этот ужасный, липкий УКРАИНСКИЙ СЛЕД. Он в моей спальне, в машине, даже когда я поднимаю глаза к небу, я вижу его. УКРАИНСКИЙ СЛЕД.

noir-4

Она подошла к нему, утирая слезы, и робко, как школьница, поцеловала в небритую щеку. С тех пор он уже год идет по следу. Он собрал сотни улик и доказательств, но так и не нашел того, к кому тянется этот таинственный сине-желтый след.

Он вскочил с дивана. Это был сон. Сон. Дождь продолжал лупить по окнам. Он подошел к шкафу-бюро — это был его алтарь, его святилище. Здесь он хранил улики, вырезки из газет, свидетельства очевидцев — каждый маленький отсек этого шкафа хранил сведения о тысячах преступлений с украинским следом. Эта желто-голубая чума охватила весь город, весь мир.

Файл №13

Украинский след в выходе Астрахани из состава России.

Призывы к отделению Астрахани от России по времени совпадают с появлением этой же информации в украинских СМИ. Преступный сговор, государственный переворот. Первая категория опасности

Файл №14

Украинский след в Крыму.

Обнаружены: строительные вагончики, выкрашенные в желтый и голубой. Хлеб из пекарни с украинским адресом «Симферополь, Крым, Украина», блокноты с изображением Мазепы. Вторая категория опасности

Файл №88

Украинский след в кадровых назначениях белорусского правительства.

Белорусское руководство примеряет на себя соседский сценарий и больше не назначает на государственные должности небелорусов. Безусловный украинский след, вторая категория опасности

«Да что с этим миром не так?» — пробурчал он, запахнув поглубже старый серый плащ. Каждый день он перебирал сотни карточек в своем шкафу-бюро, пытаясь связать все воедино. Но этот засранец Сладкий Пит все время ускользал. Он вышел на улицу. По дороге купил газету у пэпербоя и сел пить кофе. На первой полосе руины обрушившегося дома в Нью-Йорке. Ему хватило секунды, чтобы найти в этом деле украинский след. Мария Хрыленко, украинский ресторан, понятно. 400 человек отравились спайсом. Какая новость! Он уже давно знал, что весь мировой наркотрафик контролируется с территории Украины. А эти жалкие репортеры только очухались. Кретины.

Мимо прошел скользкий тип с желтым лицом. Он вел под руку маленькую девочку, она сосала большой полосатый леденец. Этот чертов псих давно был у него на примете — о том, что он трахает маленьких девочек, судачил весь город. Но никто не хотел с ним связываться — слишком сильны были его украинские покровители. Педофильское лобби — это почти как ИГИЛ. Там, кстати, тоже просвечивает украинский след.

Когда он только начинал собирать все эти желто-голубые ниточки — политические провокации, хакерские атаки, осквернения памятников и вандализм — ему казалось, что это все совпадения, но со временем ниточки сплетались в одно отвратительное полотно цвета весеннего неба и макарон с сыром. Он достал из внутреннего кармана блокнот — толстый архив самых вопиющих преступлений Сладкого Пита, с которым он не расставался никогда — и занес в него новые сведения о том, где и когда был обнаружен украинский след. Он закончил писать и перелистал мятые станицы:

Украинский след в деле о минировании банков
Украинский след на АвтоВАЗе
Украинский след в банде ГТА
Украинский след в поджоге редакции газеты
Украинский след в падении рубля
Украинский след в травле китайского телеведущего
Украинский след в сатанинском шабаше
Украинский след в отмене парада Победы
Украинский след в покушении на Путина

Его архивы насчитывали сотни и тысячи улик. Он каждый день выходил из дома и видел его. Синий. Желтый. Синий. Желтый. Он смотрел на небо и видел украинский след. Где-то там, в космосе люди Сладкого Пита атакуют русские спутники, украинский след есть даже на комете Чурюмова-Герасименко. Взрывы ракет, революции, агрессивные диверсанты, авиакатастрофы, авиакатастрофы, авиакатастрофы — это все зашло слишком далеко.

Он затушил недокуренную сигарету, поправил шляпу и встал. Сегодня он во что бы то ни стало найдет Сладкого Пита и вытрясет из него все дерьмо. И тогда, может быть, Она будет с ним. Может. Быть.

милонов

Он пошел к мяснику. Говорили, что это палач Сладкого Пита, он подчищает за ублюдком все следы, украинские следы. Из-под двери мясника вытекала тонкая струйка теплой крови. Человеческой крови. Он вошел без стука — мясник работал топором, он расчленял изуродованный до неузнаваемости труп. Это была не корова и не свинья.
— Эй, ублюдок, брось топор на землю, — прокричал он. Огромный детина резко обернулся.
— Чего тебе надо?
— Сладкий Пит. Говори, где он.
— Ты не понимаешь, чего хочешь. Проваливай, — прорычал мясник.
— Возможно, я и не понимаю. Но понимает мой ствол, — он выхватил из кармана свою старую добрую пушку. Сколько раз она спасала ему жизнь? Мясник оскалил золотые зубы и изо всех сил швырнул в него свой огромный, заляпанный кровью топор. Бах! Выстрел. Бах! Еще. Мясник бросился бежать. Пуля попала ему в руку, но вряд ли он вообще что-то почувствовал. Это был просто гигантский ублюдок, снежный человек, бигфут. Он несся как ошпаренный, его было не догнать.

мясник3

Улицы города кишели попрошайками и героиновыми шлюхами. Они все шпионили на Сладкого Пита, работали на него. Он зажал одну из шлюх в переулке, у нее была ломка.
— Дозу, — хрипела она.
— Где Сладкий Пит?
— Ха-ха-ха! Зачем он тебе?
— Есть разговор.
— Ха-ха-ха. Многие хотят с ним поговорить. Он их вырезает, как сук. Вали отсюда.
— Хочешь дозу? Говори, где Пит!
— Иди к черту. Или спроси вон у того говнюка, — она показала на желтолицего психа. В нескольких метрах за углом он запихивал в багажник маленькую девочку, с которой еще 20 минут назад шел под ручку. Ее полосатый леденец лежал в вонючей грязной луже.

Он рванул к желтолицему психу.
— Эй, ублюдок! Я тебе сейчас яйца отстрелю, — желтолицый тип замер. Длинный холодный ствол вонзился ему между лопаток и медленно полз вниз. Этот псих был так увлечен своей жертвой, что даже не услышал шагов за спиной.
— Чего тебе надо? Ты труп, ты ведь знаешь. Тебе сначала вырвут ногти, потом вытащат ребра, и если ты еще не умрешь, каблуком раздавят твой ссохшийся хер. Так чего тебе надо? — гнусавил желтый псих.
— Мне нужен Сладкий Пит! Говори, куда ведет этот украинский след.
— Ааххахаха! Ты труп!

девочка

Удар. Еще удар. Он бил желтолицего ублюдка остервенело, рукоятью, ногами, он душил его. Но чертов псих только смеялся и корчил рожи. Раздался неприятный звук. Желтый окровавленный член полетел в сторону. Псих продолжал смеяться, пока не сдох. У него в кармане была желто-голубая визитка. Сладкий Пит, квартал Сатаны, улица Бандеры, дом 666. Как же все было просто!

Он сел в машину и погнал в Старый Город. Улица Бандеры была в трех милях езды. У него на хвосте уже висела желто-голубая волга. Стрельба. Стреляют. Стреляет.

Он пробил ворота особняка Сладкого Пита. Никакой охраны. Никто не бросился на него, все было тихо. Погоня прекратилась. Он вошел в открытую дверь. Сейчас он вырвет трахею Сладкого Пита из заплывшей жиром шеи. Он прошел через гостиную, поднялся в спальню и… И увидел Ее. В желтом платье, с голубым пистолетом в руках.

И хэппи-энда не будет.


Эти иллюстрации — работа нашей Школы Плохого, но Хорошего Коллажа, Антон Ярош и Этери Барклай ©

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

  • Иксперт:

    Вот так вот посмотришь на баннер Батеньки “Напиши письмо Теодору”, а там…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *