Национальные, освободительные, твои

navalny-1

Удивительно, но в России всё ещё где-то проходят выборы, хотя смысл в них во время Постапокалипсиса едва ли есть. Например, выборы проводятся в Новосибирске, новой столице России, самом передовом городе русского Конца Света, где происходит всё самое главное — церковь и чиновники запрещают театральный спектакль, проходят митинги против цензуры и клерикализации, бушует центр «Э», проживает наш автор Алексей Понедельченко, который дважды (1, 2) рассказывал о своей работе установщиком телеантенн в провинции, в Новосибирске местный житель приплывает в магазин на каяке, а московские политики приезжают на гастроли. Сейчас в Новосибирске идёт активная предвыборная кампания. Журналист Диана Злобина, в прошлой серии посетившая новосибирский патриотический цирк, на этот раз стала свидетельницей настоящего выброса эмоционально-политического кетчупа: она сходила на митинг, приуроченный к местным выборам, на котором заезжий самурай Алексей Навальный укрощал новосибирских казаков, православных активистов и прочих национально-освободительных людей в лохматых шапках. Российская политическая культура, ад наш, всюду любовь и коммуникация.

Незадолго до начала митинга казаков, прокремлёвских консерваторов и полицейских на площади было больше, чем самих участников. Одни вплотную друг к дружке сидели рядом в кузовах грузовиков и говорили «кыс-кыс» проходящим девушкам, другие на зелёной лужайке разворачивали плакат «Бесы хотят Майдан в России». Пекло, жара под тридцать — на другом берегу виден усеянный людьми в купальниках пляж.
— Почему у царя галифе мятые? Снимите немедленно! И вы снимите, — кричит мужчина под памятником Александру III и скрывается в толпе митингующих.

Армия казаков, православных активистов и НОД в камуфляжной одежде занимают позиции рядом со сценой за ограждением от митингующих. Их бороды, лбы и полосатые флаги блестят на солнце. Консервативным активистом быть ОЧЕНЬ ЖАРКО.
— Впервые за долгое время появился шанс на качественные перемены в Новосибирской области, — начинает митинг лидер «РПР-Парнас» Илья Яшин.
— Иди в жопу! — выкрикивает коротко стриженный мужчина в майке «За Новороссию».
— Нас обвиняют: «Вы хотите Майдана, революции, бунта». На самом деле, главные революционеры сидят в Кремле. Потому что это они сталкивают нас лбами.
— Вали в Америку! Козёл! — бунтуют православные активисты.
— Сейчас я хочу предоставить слово заезжему гастролёру, трижды судимому, нашему товарищу Алексею Навальному.

navalny-3

Навальный берёт микрофон. Тут же разворачиваются плакаты: «Позор предателям Родины», «Коалиция — шайка». «#Онижебесы».
— За три года я никуда не мог выехать. Моя жена мне говорила: «Леша, давай поедем с тобой в жаркое место». Юль, ты довольна? Мы приехали в действительно жаркое место.
— Вали обратно! Навальный, вали! — бодро и задорно выкрикивает представительница НОДа, размахивая руками.
— В Новосибирске есть реальная политическая жизнь. Первый опыт был сегодня, когда три парня бросили в меня яйца. Мы хотели у них спросить: «Они импортные, или это всё-таки импортозамещение?». Мы хотели у них спросить, но они быстро убежали. Я походил с этой яичницей на боку по жаре и в метро мне уже начало казаться, что сейчас начнут подходить сибиряки и говорить: «Алексей, мне не нравятся твои взгляды, но я буду за тебя голосовать, потому что от тебя так прекрасно пахнет яичницей. Только немножко бекона нужно положить».
— Заткнись! Езжай давай обратно! — женщина не умолкает.

Они начинают громко и неразборчиво кричать, почти как 300 спартанцев.
— Вот скажите, кто здесь за коррупцию? — обращается к толпе Навальный.
— Тыыыы!!

navalny-6

На панамках НОДа, как колокольчики, трясутся георгиевские ленточки.
— Развалить нас приехал!
— Езжай в гейропу!
— Уррроооод!
— Сколько процентов налога на добавленную стоимость, собранного здесь, остаётся здесь?
— Ноооль!!! — кричат консерваторы.
— Куда всё уходит?
— В Америку!!!
— Навальный, не наваливай! — подбадривает мужчина с сепаратистской символикой. Его глаза блестят от гнева.
— С вами я точно пить не буду. Похоже, вам уже налили.

Глаза НОДовцев наполнились кровью. Они настолько обиделись, что готовы рвать на себе одежду, оголяя волосатые груди с портретами Минина и Пожарского. Чёрно-рыжие флаги летают над их головами, как огнедышащие драконы.

navalny-4

— Это Новосибирск. Здесь есть Академгородок. Но некоторые люди не в состоянии понять, что у меня микрофон и меня перекричать нельзя. Но они кричат.
— Лёшааа, лучше расскажи про Лексус! И сколько у тебя дааааач? — заинтересовалась дама достатком.
— А у вас сколько станций метро? Я изучил матчасть — у вас был план 81-го года, который предусматривал 60 станций метро. А у вас их всего 11 или 12 и последнюю станцию строили 18 лет. С такими же темпами метро будет построено через 110 лет, Карл!

Активисты не умолкают — испепеляющие лучи солнца не влияют на их мощь. И Навальный предлагает одному из их полка взять микрофон и в течение трёх минут озвучить предложения или вопросы. Вызов принимает член общественной патриотической организации «Добровольцы» в камуфляжной панамке. Он больше похож на охотника из «Джуманджи», нежели на НОДовца.
— Я хотел бы напомнить об одном, — начинает он, заикаясь. Затем трепет в его голосе перерастает в агрессию. — Во-первых, кто ходит к послу США на доклад? А? А 90-е годы вспомнили, когда продали Россию?! И управление такое было, с помощью таких же. К чему придём? Думаете?! Нет?

У одного из участников митинга сдают нервы и он кричит на НОДовца, срывая горло: «Пошёл отсюда! Фу!». Другие митингующие молчат и внимательно слушают.

navalny-5

— Вы знаете, я сегодня был на докладе Льва Яшина (на самом деле он Илья). Он назывался «Путин. Война». Вот. Всё, что там было написано, было написано человеком, который там не был, я был там. Вот. Всё это ложь. Какими данными вы пользовались? Госдепа?
— Спасибо, Александр. Во-первых, я должен упомянуть, что НОД — это стильные люди в тёмных очках, — забирает Навальный микрофон. — Крым наш?
— Наш.
— Мост в Крым строит кто? Строит на бесконкурсной основе за 224 миллиарда рублей Аркадий Ротенберг, который является гражданином Финляндии. Это нормально или нет?
— А зарплату кому платить будут? — спрашивает Александр. — Гражданам России. Строить мост должен тот, кто сможет его построить лучше всех.
— И это Ротенберг? Который был тренером по дзюдо, и это патриотично. Как случилось так, что главным продавцом российской нефти стал гражданин Тимченко, гражданин Швейцарии и Финляндии? Почему нашу с вами, Александр, нефть, продаёт какой-то хмырь, который налоги платит Швейцарии?
— В 2009 году я занимался нефтегазовым вопросом. Так вот, доля продаж Тимченко от общей составляла 7%.
— Он главный продавец «Роснефти» и «Сургутнефтегаза». Александр, вы простите меня, конечно, но мне кажется, что вы продаёте Родину прямо сейчас.

Аплодисменты. У казаков из-под овечьих шапок ручьями стекает пот.

navalny-7

— А вот сейчас я скажу следующее, — говорит НОДовец с богатырской интонацией. — За идеалы я готов умереть. Я готов за эту землю — умереть. И такие люди, как Навальный, пытаются внести раскол в наше общество. Сперва идеологи сеют… А потом само столкновение идёт. И вот он как раз является предателем Родины.

Митингующие свистят. Активисты в военной форме вдруг притихли. Некоторые заинтересованно листают буклеты, изданные группой Навального. Девушки завистливо останавливаются на рекламной страничке — комплект ювелирных украшений из белого золота с бриллиантами. Стоимость — 8 362 500 рублей. Такой, например, носит вице-мэр Москвы Анастасия Ракова.
— Вы знаете, я сегодня шёл по одной из ваших улиц, там была дырка глубиной в метр. Это в одном из крупнейших городов Европы, в третьем по величине в России. Я не собираюсь сплачиваться вокруг этой дырки, водить вокруг неё хороводы, — заявляет Навальный.

К сцене подходит старичок в кепке фасона «аэродром», что-то эмоционально говорит, но его никто не слышит. Он берёт микрофон.
— Четверть века в Новосибирске у власти стоят преступники. Все об этом знают. Чем Толоконский может объяснить лебединую песню? Он крышевал организованную преступность. Сменил его Юрченко. Все знают, что Городецкий — самый настоящий бандит. А его поставили губернатором! Вы говорите, что скоро выборы. Да ничего. А тут воровская власть, такая же прокуратура и МВД. Как это всё перебить?

navalny-8

Вопрос повисает в воздухе. Вокруг переговариваются люди, обсуждая, что после ухода полицейских прокремлёвские консерваторы обещали «навальнятам» дать леща. Митинг закончился и все начинают поспешно расходиться. Казаки торжественно запевают песню: «Оййся, ты оййся, ты меня не бойся. Я тебя не трооону, ты не беспокойся».

Навальный с женой Юлией уходит в сторону машины. Их догоняет организатор Монстрации Артём Лоскутов, который баллотируется в Облсовет, и надевает на Навального лоскутное одеяло с его фотографиями, сшитое за пару дней до митинга художниками в одном из подвалов Новосибирска.
— Ну чё, там всё? — спрашивает один полицейский у другого, выходя из кустов на набережной.
— Да хуй его знает!


Наш репортаж с суда над сторонником Навального по делу о сломанном снеговике вы можете прочитать здесь

Эти отличные фотографии для текста сделал Антон Карлинер. Антон, спасибо, пожалуйста, не стойте много на солнце и пользуйтесь кремом от загара.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *