Анатомия уральских Смекалки и Понта

Print

Сегодня в Екатеринбурге начинается мероприятие вселенского масштаба и важности — выставка народных достижений ИННОПРОМ. В этом году обещают танцевальный спектакль «Красное платье» от китайской делегации, российско-африканский бизнес-форум, плиту опорную для миномёта, домкрат и меру линейной плотности (стенд 1825). Журналист из Екатеринбурга Станислав Холкин (он писал нам историю про пьющего штурмана Рашкина) любезно согласился специально для вашего любимого самиздата «Батенька, да вы трансформер» провести экскурсию по настоящей выставке уральских достижений. Эта международная конференция посвящена Уральскому Понту и Смекалке, и среди её дивных стендов вы сможете увидеть: бизнесмен-строитель небоскрёбов прыгает с моста, мужчина прячется от приставов в холодильнике, а студенты в нём катаются по городу, кота по кличке Сатана из галереи современного искусства кастрировали, а Шнур просит, чтобы вставляло, но не штырило, а также — Баков, Нагорнов, Трапезников и Радя. Добро пожаловать, друзья, вам здесь рады.

Шабаш инноваций на болотах под Екатеринбургом устраивают шестой год подряд. Нельзя сказать, чтобы это время проводили совсем уж без толку — как раз на ИННОПРОМе Галактика впервые увидела выкатившийся из кузен «Уралвагонзавода» трамвай Дарта Вейдера под именем R1. Роботы уральского производства здоровались здесь с шоуменом-физиком Митио Каку, бывший сотрудник Apple Гай Кавасаки хвастался покупкой Samsung Galaxy, по павильонам бродил дизайнер Карим Рашид, весь в белом, в сопровождении пары розовых кроссовок.

Как и всякая супермодель, ИННОПРОМ прекрасен, соблазнителен и совершенно беспомощен на своих hi-tech шпильках посреди уральских болот. Например, спустя год после презентации стало наконец понятно, отчего этот агрегат R1 зовут именно R1. Трамвай-мечта как был в единственном экземпляре, так и остался. Карим Рашид белому предпочёл красное, что наверняка настроило местную дизайнерскую мысль на революционный лад. Роботы продолжают здороваться с окружающими, но это никак не меняет рельефа местности.

Мало кто знает, но наряду с известным миру ИННОПРОМом существует совсем другой ИННОПРОМ — тайный, уральский. Пора исследовать подлинную выставку подвигов, побед и инноваций Урала. Обязательно лично — ведь растиражировать её экспонаты не в силах даже лучшие 3D-принтеры производства Гуаньчжоу. Проследуем же туда скорее.

Начало экспозиции

radya

Вместо набранной кириллицей абракадабры про ЭКСПО над выставочными павильонами этой экспозиции реет надпись: «Смекалка и Понты». Инсталляция с элементами стрит-арта, разумеется, принадлежит Тимофею Раде. Однако даже чудо от светоча современного искусства не сможет вполне передать значение, которое эти два простых русских слова имеют для Екатеринбурга.

На Урале вы можете обладать деньгами, девушками и даже мандатом Госдумы, но без Понтов и Смекалки всё это имеет не больше толку, чем коллекционирование долларов из игры «Монополия»: красиво, но бесполезно. Смекалка и Понты — протон и электрон уральской Вселенной. Без них нет ни жизни, ни власти, ни знаменитого майонеза «Провансаль» производства ЕЖК. Испытав воздействие Смекалки и Понтов, самый никчёмный предмет изменяет здесь сущность, взмывает на новую орбиту, минуя семейные трусы, ипотеку, Административный и Уголовный кодексы РФ. Уральские Смекалка и Понт — это градообразующие предприятия покрепче «Уралвагонзавода» в Нижнем Тагиле.

Вон, например, холодильник сбоку у стойки первого павильона. Для Екатеринбурга — так себе завлекалочка. Просто продавать рефрижераторы — не то чтобы отстой, но и восторга у женщин не вызывает, даже если дверцу откроют лишь отпечатки пальцев вашего диетолога. Мир и без этого исправно морозит простоквашу, трупы и лёд для виски.

Но постойте же, давайте подойдем к этому типовому рефрижератору со Смекалкой и некоторой долей Понтов… Магия! Открывайте, открывайте смелее. Первый экспонат нашего ЭКСПО — екатеринбуржец Эдуард, который спрятался в холодильнике от судебных приставов. Всё у Эдуарда складывалось неплохо, пока полярник-любитель не высунул руку, за которую и был водворён в суд. Но, даже если у вас ещё нет проблем с законом, а холодильник вас манит, вы всегда можете красиво отпраздновать выпускной — приделать рефрижератор к машине, взобраться в него втроём, попасть в ДТП с ямой, сломать руку, сесть в холодильник, поехать дальше праздновать, а утром посетить травмпункт, как сделали вот эти уральские выпускники.

А вот слева — смотрите же быстрее — интерактивная игра «Зоозащитники кастрировали Сатану, любимчика екатеринбургских стритартеров». Полугодовалый чёрный кот Сатана жил в галерее уличного искусства «Свитер», вышел в люди, был отловлен и лишён яиц заботливыми руками ветеринаров. Какова Смекалка.

Почему все так

putin-glasses_2192324k

Как вы уже поняли, Смекалка и Понты — секретное оружие Урала, мощнее танка «Армата», острее булатного ножика для бумаг из города Златоуст. Причины появления столь странного сплава именно в Екатеринбурге до конца не ясны. Если отсечь чушь про «логистический узел», «научно-производственный центр» и «опорный край», осмысленных версий остаётся немного.

Согласно первой — c элементами метафизики — случилось всё в советское время, когда в Екатеринбурге уничтожили завод на месте основания города. Здания казённой гранильной фабрики взорвали, чтобы облагородить областной центр к собственному 250-летию. С той поры город полвека существует вокруг пустого места. Там, где у любого другого населённого пункта имеется Кремль, гастроном или хотя бы платная парковка — у Екатеринбурга есть лишь газоны и гранит.

Просвещённый екатеринбуржец испытывает от этого комплекс неполноценности и стремится заполнить пустоту чем-то значительным вроде малахитовой шкатулки или каменного цветка.

Но даже если так, всё это решительно не даёт представления, откуда именно на Урале взялась удивительная способность смешивать мнимость с реальностью к своей пользе. Екатеринбуржцы практического склада ума поддерживают естественнонаучную версию. Согласно ей, город стоит на Уральских горах, а из них в местах разломов регулярно прёт газ радон. Радиоактивная дрянь оседает в лёгких и творит там, что хочет. Местные геофизики прикинули, что особенно активно радон соприкасается с людьми на Уралмаше, но есть и пара мест в элитных кварталах неподалёку от зданий правительства. Если не размениваться на мелочи вроде рака лёгких, радон, похоже, вырабатывает в окружающих новое видение вселенной.

Первым из новых кумиров страны секрет Екатеринбурга уяснил Серей Шнуров. Дело было лет десять назад, когда Шнур вообще не выходил из пограничного состояния. Автор-исполнитель спросил тогда у журналистки местного телеканала: вот есть у вас такой завод — Химмаш, нет ли у этой химической промышленности новых успехов? На резонное уточнение, а зачем Шнуру успехи, рок-идол хлебнул украденного из редакционного бара коньяку и ответил в том дух: а чтобы вставляло, но не штырило. У вас же тут у всех это как-то получается.

Павильон похорон

vatel

Кстати, не пропустите очередной экспонат. Изваяние с надписью «Екатеринбургское лето-2014. Ушло непонятым». Надгробье установили как раз на том самом пустом месте у Исети, когда в июле прошлого года тут пошёл снег.

Похороны — вообще одна из немногих радостей, которые пробуждают уральцев к жизни. Еще в 1999-м свердловские бюджетники таскали гробы к зданию областного правительства, чтобы поменять их на долги по зарплате или хотя бы на нового губернатора. А этот прекрасный катафалк с лаком и бархатом — уже из 2011-го. Видите надпись «Ватель» на крышке образцового гроба? Это не человек, это ресторан. Впереди нас ждёт история любви.

Скажем, вы везёте любимую во Францию, хотите купить немного Прованса или Лангедока и выращивать виноград. Есть билеты и номера в гостиницах скромного уровня по 50 – 70 тысяч евро. За пару дней до отлёта любимой отказывают в визе. Нормальный пацан после этого плюёт на всё и везёт любимую вместо Прованса в Пьемонт, пацан с амбициями пишет пост в Facebook и везёт любимую вместо Прованса в Пьемонт, екатеринбургский ресторатор Алексей Нагорнов в сентябре 2011-го хоронит собственное заведение высокой французской кухни в центре Екатеринбурга. Единственный в городе ресторан высокой французской кухни, куда ходили городские и областные чиновники, армейская верхушка и местные предприниматели.
— Я люблю Францию, это великая кулинарная держава, но работать с чиновниками на таких правилах я не готов, — скажет тогда человек с хваткими крестьянскими руками, которые помнят дрожь отбойника в шахте.

В 2011-м Алексей Нагорнов прощался с «Вателем» широко. Объявлениями «Грядут похороны» обвесили центр Екатеринбурга, не забыв про вид из окна представительства Франции. Дату назначили на тот самый день, когда в город приезжал Владимир Путин. На вынос гроба заглянул диджей Грув. Похороны прошли, что называется, по главной улице с оркестром.

Ресторатор и ресторатор

Ресторатор и ресторатор

Сейчас у Нагорнова ресторан с простым уральским названием «№1». Меню для него третий год ставит Анатолий Комм. Сам Алексей периодически выгоняет всех с кухни и часами при помощи бидона с жидким азотом и сифона с углекислотой упражняется в молекулярной кухне.

Кстати, пока мы на фудкорте, поглядите: в углу монтируют стенд «Уралочка расплатилась за обед ребёнком» — там ребята вообще молодцы, ребёнок, натурально, ещё и чужой был. Чуть впереди нас поджидает экспозиция «Помощник прокурора таскал гнилой боевой снаряд от музея в районную администрацию». Также можете заглянуть на стенд 304 «В Екатеринбурге свободные от алкоголя зоны определит компьютер» и 305 «Полицейские разрушили свыше 500 детских горок из снега».

Очарование падения

rober

Пока мы ищем рецепт для производства волшебного концентрата, которым пропитан Урал, семь секунд внимания. Почему семь? Видите, человек летит в пропасть с криком «АААААА», понизу надпись: «Уральский миллионер прыгнул с моста в разгар экономического кризиса»? Можете засечь — «АААААА» раздаётся ровно семь секунд.

Автора львиного рыка зовут Вячеслав Трапезников. В Екатеринбурге он руководит приличной строительной корпорацией и время от времени устраивает всемирный форум небоскребов «100+». Осенью 2014-го сюда заманили человека-паука Алена Робера покорять самый северный на тот момент небоскреб планеты «Высоцкий» высотой без малого 190 метров. (Нового рекордсмена среди северных высоток — башню «Исеть» — уже в 206 метров, кстати, тоже построили в Екатеринбурге). Так вот, Робер переставлял по стеклянному фасаду «Высоцкого» пару штук, напоминающих вантузы, до тех пор, пока не прополз всё, что полагалось.

У самого же Трапезникова с высотой складываются странные отношения:
— Я боюсь спускаться по лестнице, если она без перил. Когда мне надо на стройке залезть с первого на второй, я боюсь, а тут 207 метров, — сообщает Трапезников, — я и прыгать-то не хотел.

Покорение пропасти у села Ахштырь под Сочи, на первый взгляд, выглядело идиотизмом. Трапезников прогуливался по подвесному мосту и заметил, что с путепровода сигают люди без ума, хотя и со страховкой. Дело было зимой 2015 — как раз, когда рубль рухнул ниже Ахштырского ущелья. Строительная корпорация Трапезникова вполне могла проделать тот же самый путь. Стоит ли говорить, что прямо на мосту уральца накрыли наши старые знакомые Смекалка и Понты?
— Я понял: если не прыгну, это ж непринятый вызов, — сразу и не догадаешься, говорит ли человек о свидании с бездной обыкновенной или финансовой. — Тебя ставят за три шага от края и дальше сам, — Трапезников раскидывает руки перед панорамным окном офиса в очередном своём небоскрёбе, переступает с пятки на носок черных модельных башмаков и показывает, как именно он делал те три шага. — Там семь секунд свободного падения, и ты на эти секунды полностью теряешь контроль, — сообщает контролирующий миллиардные финансовые потоки человек.
— Зачем это насилие над здравым смыслом?
— Лучше принять любое решение, чем никакого, — отвечает Трапезников и смотрит вниз из окна небоскреба.

Как видите, одновременное применение уральцами Смекалки и Понтов даёт сверхъестественные результаты. По этому поводу поглядите обязательно в павильоне «Грехи хипстеров» стенды «Сотрудники екатеринбургского рекламного агентства выпустили иконы со штопором», а также «На тотальном диктанте екатеринбуржец допустил в 282 словах 273 ошибки („фнарь“, „сердина“, „держор“ и ещё 270 шедевров)». Нас же ждёт последний стенд, весь залепленный табличками. Тут мы видим Антона Бакова.

Чистый экстракт

1380185617-1e5c6326fa1364f4eaeaf920b02a5db9

Многие считают: если и есть на Урале чистый концентрат понтов и смекалки, он живёт внутри этого человека. Ещё в 1990-м Антон Баков открыл в Советском Союзе первый туристический кооператив, владел попеременно долей в аэропорту Домодедово, металлургическим заводом на Урале, печатал для Свердловской области спецвалюту — Уральский Франк, основал в Тихом океане Островную Российскую империю и отправил её паспорт Эдварду Сноудену. Словом, нам никак нельзя пропустить такого носителя уральского разума.
— Две по 50 текилы, только мне, молодой человек не в духе, — говорит Баков у стойки столовки для миллионеров на золотой миле Екатеринбурга, улице Красноармейская. Обслуживающий персонал в замешательстве, даже натренированный глаз не замечает на полках ничего кроме соков. — Ну что вы, вон же синяя бутылка стоит. Понимаешь, всем вот приходится подсказывать, — устало сообщает Баков. По интонации сразу понимаешь, что подсказывает этот человек всему Уралу уже не первый десяток лет. — Это всё надолго, стабильность я имею ввиду. Тем, кто не хотят исключительно баночек с морской капустой, надо шевелить булками.

Мы обсуждаем новую идею премьер-министра Островной империи — Баков строит русский офшор в Черногории.
— Что такое скучный европейский офшор? Там прячут деньги от жены и налоговой. В каком-нибудь Лихтенштейне у этой общей тумбочки 60 000 клиентов. А нужен офшор для крупняка, у которого длинные деньги и понятные отношения с российской властью, — историю про государственно-частное партнёрство прерывает появление текилы. — Где лимон, что, всё по талонам уже?
— Откуда в человеке берутся Смекалка и Понты, что это за дар Божий? — пока лимону совсем не наступил конец, хочется спешно выяснить про главную уральскую военную тайну.
— Понимаешь, может, всё дело в балконе, — Баков задумчиво жуёт третью дольку.
— Балконе? Это вы о видах на будущее? Отстранённом взгляде сверху на ситуацию?
— Да какие виды. Я про балкон. Ты же знаешь, что такое советские лоджии? Полтора квадратных метра отбросов и лыжи у стенки стоят. А у меня в детстве был балкон в квартире над кинотеатром «Урал». Метров двенадцать длинной и полноценных два в ширину. Я там на велосипеде такие гонки устраивал!

И тут, в этом самом месте, на краю бескрайнего метафизического Баковского балкона наша экскурсия внезапно обрывается самым естественным образом — потому что дальше только бездна. Уральские Смекалка и Понты — это вам, конечно же, не ИННОПРОМ, они не проложат путь к славе, деньгам, мандату Госдумы и креслу мэра. Всё хуже. Они делают с нами совсем немного — жизнь приобретет чуть больше свободы и при случае даст возможность покататься на велосипеде по балкону.

И в самом худшем случае вы всегда сможете сигануть в бездну на трамвае R1. Можете засечь — крик «ААААА» длится ровно семь секунд.

Иллюстрация Ирины Озерской


Эти совершенно невероятные иллюстрации для нас нарисовала Ирина Озерская. Ирина, спасибо вам большое!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *