Как я пытался стать сельской рок-звездой

tsi-89

Эту ту самую историю про попытки найти себя, славу и музыкальные инструменты в глуши нам рассказал наш читатель Андрей Ставицкий. Андрей, вы молодец, спасибо! Надеемся, вы уже выучили новые песни. Дорогой читатель, не забывай, что мы ждем твою совершенно отмороженную историю для нашей коллекции.

История эта произошла во времена моей дикой и ненасытной юности. Я тогда учился в 10 классе школы в небольшом городке, потихоньку готовился к встрече с ЕГЭ и обожал русский рок. Мою любовь к драйвовым рифам гитар, раскатистым ударам барабанов и рокочущим бас-партиям разделяли несколько товарищей. Все мы, естественно, подбирали на струнных инструментах любимые композиции (это получалось не очень) и старались подражать нашим кумирам — носили куртки-косухи, балахоны и чёрные майки с изображениями любимых героев, банданы, клёпаные кожаные напульсники и мечтали о славе музыкантов. Мечтать получалось лучше всего.

Как-то раз, разомлев от весеннего солнца и притомившись от учёбы, мы дружно дефилировали по главной площади города, обсуждая компьютерные игры, девчонок и другие волнующие нас вопросы. Тут судьба случайно занесла нас в библиотеку, но я уже не помню, зачем. Мы знали, что в здании культурного заведения на первом этаже располагались местные музыканты — работники РДК. В тот прекрасный день у них как раз была репетиция, и мы решили заглянуть на огонёк. Взрослые дядьки, лет 35-40, готовились к какому-то городскому празднику и репетировали популярную песню про холода и белую дорогу. К нашему удивлению, мужики играли на настоящих, прямо как в рок-группах, инструментах: две электрогитары, шикарный бас Ibanez, синтезатор, даже тромбон. Но самым шокирующим предметом была огромная ударная установка, стоявшая в углу. Признаться, я с детства хотел играть на такой, но представить не мог, что в нашем захолустье есть такое счастье!

Немедленно собрав совет, мы решили, что надо прямо сейчас напроситься к музыкантам, и сколотили свой бэнд на скорую руку. К нашему удивлению, пожилой мужчина лет 50-ти, директор этого ансамбля, пошёл нам навстречу. Договорившись о первой репетиции, мы в совершенно восторженных чувствах отправились по домам. В тот вечер мой иммунитет дал сбой, и все выходные я провалялся в болезненном состоянии. В некрепких снах я, ворочаясь с температурой на мокрых простынях, воображал, как в первый раз сяду за ударные. В бреду я представлял себя если не Филом Коллинзом, то как минимум Джои Джордисоном, а воображение рисовало сладостные перспективы рок-звезды.

Парни из группы «Братья летающего бурито» — настоящие звезды

Парни из группы «Братья летающего бурито» — настоящие звезды

К понедельнику температура упала, и после уроков мы зашагали в РДК на нашу первую репетицию. Знакомство с настоящими, «взрослыми» инструментами повергало нас в восторг. Именно там, в тесных стенах нашей репетиционной базы, мы нехило прокачали (как нам казалось) наши музыкальные скиллы. У нас, молодых и дерзких рок-звёзд, не было своего репертуара, и мы играли песни чрезвычайно популярных в то время «Короля и Шута», «Тараканов», «Арии» и прочих рок-групп. Со временем у нас появилось несколько своих «хитов». В одной песне рассказывалось про адского мясника, в другой «повелитель трасс» «брал свой байк» и всех удивлял. В общем, развлеклись мы как могли.

Коллектив свой, состоящий из пятерых человек, мы сначала назвали «Мясорубы», потом название изменилось на более мирное — «Брэдбери», в честь великого и обожаемого нами писателя. Старшая группа, к слову, называлась более прозаично — «Авангард». Взрослые мужики играли шлягеры 80-х и 90-х про клён, штиль, Москву и озорного гуляку.

Каждый из нас взял себе инструмент по душе, но получилось так, что на барабаны претендовали двое, я и мой друг Антон. Мы питали одинаковую любовь к ударным, да и играть на других инструментах совсем не могли. Впрочем, мы делили это место на двоих, и в то время, как Антон разбивал палочки в щепки, я стоял у микрофона и тихонько завывал. Тем более, мой коллега не всегда мог приходить на репетиции, так как матушка гоняла сына по репетиторам и не очень одобряла наше времяпровождение.

Летело время, а «Брэдбери» всё играл и играл. Летом был какой-то праздник, кажется, День молодёжи или что-то в этом духе. Наш руководитель, на чьи плечи легла подготовка всего концерта, репетировал со старшими типичный репертуар, который играют на каждом празднике в любом небольшом городе по всей России. К нам подошёл Михаил Борисович и предложил сбацать что-нибудь с большой сцены, типа «не зря ж вы так долго репетируете». Понятное дело, что песню про лихого байкера и повелителя трасс наш провинциальный городок не понял бы, поэтому был дан совет исполнить «что-нибудь полегче». Выбор пал на культовую «Траву у дома», что-то среднее между нашим творческим кутежом и нормальной музыкой.

Настал тот прекрасный день. Взрослые дядьки, по праву старших, дегустировали самогон и обсуждали волнующие их проблемы, а мы тем временем устанавливали оборудование на небольшой сцене. Выступление должно было быть где-то в конце праздника, и так получалось, что «Авангард» разогревал публику перед «Брэдбери». Наступил момент, которого мы все так ждали — первое выступление на большой сцене. Нас объявили, ребята взяли инструменты, а я скромно занял место у микрофона, в авангарде, так сказать, нашей банды. Мой голос, распевающий о тоске сынов Земли и снах о зелёной траве, непривычно резонировал и эхом раздавался по небольшой танцплощадке. Публике вроде бы понравилось, к тому времени большая её часть разбежалась по углам с алкогольными напитками, а оставшаяся пустилась в пляс прямо перед сценой. Поблагодарив дрожащим голосом нашу первую аудиторию, мы сошли со сцены и передали инструменты уже изрядно подвыпившим дядькам.

Следующие пару композиций уже играли они. Мужикам это удавалось, прямо скажем, с трудом: после пары бутылок синьки и местного самогона барабанщик изредка лупил мимо ударных, гитарист терялся в аккордах, а трубач не всегда справлялся с тромбоном. Видя не совсем боевое состояние своих подопечных, Михаил Борисович жестом подозвал нас, в то время почивших, как нам казалось, на лаврах сельской славы. Наступил второй звёздный час молодого инструментального коллектива. Проблема была в том, что, кроме «Травы», ничего не было отрепетировано, а пускать на сцену юных музыкантов с песнями про вурдалаков и чертей довольно рискованно. В итоге ведущий промямлил что-то про песню на бис, и на сцену под хмельные аплодисменты и редкие возгласы снова поднялись юные рокеры.

Стоит сказать, что во второй раз нас приняли гораздо теплее. Публика даже подпевала моему неокрепшему голосу, ну а я в ответ импульсивно тряс стойкой от микрофона. К тому времени барабанщика «Авангарда», здорового мужика Романа Борисовича, уже держали трое, спасая состоявшегося музыканта от неминуемого падения. Остальная группа тоже была совсем не настроена подходить к инструментам. Руководитель фольклорной группы махнул рукой («Пропади всё пропадом») и отправился за кулисы пригубить остатки самогона. Над небольшим, но широко гуляющим городком снова заиграла нетленная композиция группы «Земляне».

А рок-звездой я так и не стал.

Прислать свою историю

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

  • Chocobo:

    Примерно такое же выступление у нас на дне поселка Первомайский Кинешемского р-на.

    Только у нас площадка была не первой, и мы особо не мандражировали, а на сцену я вышел со свой красным хайром из кустов рядом со сценой, где обильно опустошил желудок после такого же местного самогона.

    Было время…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *