Изнанка ностальгии некро-Сизифа

Лирическая героиня мертворождённого проекта «Несмеяна» — эдакий анти-Сизиф. Она не толкает камень в гору, а вешает его на шею и смиренно погружается вместе с ним в бездонные пучины. Её жизненная философия состоит из трёх наречий: дальше — глубже, глубже — хуже. Рубрика Аудиошок прислушалась к звуку смерти и нашла в нём бездну смертельного романтизма.

Скудны стеллажи музыкального абортария: немногие музыкальные жанры рождались бездыханными. Даже самые безнадёжные как-то умудрялись развиться хотя бы до коматозного состояния. Но есть один кадавр, чья заспиртованная тушка стоит в почётном красном углу: жизнерадостное советское диско конца восьмидесятых. В эпоху крушения иллюзий и тотального распада среды обитания лишь приторные клавишные и смазливые вокальчики могли отвлечь от вездесущего запаха разложения. У ситуативной музыки нет никакого шанса на будущее развитие в мире, где будущего нет вообще. Но вот в конце нулевых, с очередным изгибом спирали истории и новыми трещинками в очередных иллюзиях, мертвоплод «красного диско» зашевелился. Живительный импульс поступил из Воронежа (казалось бы, при чём здесь «Сектор Газа»?). «Современным Прометеем» оказался некий Александр Селезнёв, а творение его получило имя «Несмеяна».

Как и большинство плодов некромантии, «Несмеяна» сохраняет форму усопшего, но в корне меняет нутро. Вымазанные кустарным примитивизмом аранжировки, въедающиеся в кожу мелодии и свойственные ресторанным выступлениям лажи. Но в сочетании с текстами легкомысленность музыки обретает могильный окрас. Ткущиеся пейзажи, один мрачнее другого, плавно сливаются в калейдоскоп непобедимой безнадёги. Голод, насилие, проституция и разврат. Здесь играют в бутылочку с надгробиями, провозят дефицитные товары в гробах из Афгана и заворожённо наблюдают, как на тусклый свет красного фонаря слетаются обречённые стайки ночных мотыльков.

О сопротивлении своей участи нет даже и мысли: дальше будет только хуже. Экзистенциальный ад календарной Мисс Декабрь накануне Нового Года в качестве примера:

За год не заметишь ты меня,
Январь меня не пожалеет.
Со стенки отскоблят с утра
И другую девочку наклеят.
Завтра Новый Год, новая придёт.
Может быть, ей больше повезёт.
Новый январь, новый календарь
Завтра на тебя взглянёт.
(Несмеяна — «Завтра Новый Год»)

Романтическая ностальгия по восьмидесятым, проснувшаяся в нулевых с модой на синти-поп, эстетику VHS и пиксель-арт, выворачивается «Несмеяной» наизнанку, как в Балабановском «Грузе 200». Вместо нежных воспоминаний о временах невинности и беззаботности — ночные кошмары, бередящие оставшиеся после пережитой травмы шрамы. Такая пост-травматическая симптоматика говорит о времени настоящем не менее, чем о прошедшем. Вчерашняя импотенция компенсируется завтрашней агрессией, о чём нам тревожно напоминают звоночки новостных полос.

Наверное, поэтому логическим продолжением «Несмеяны» для Селезнёва стал проект «Сукина дочь»: злая сырость трэш-металла, агрессивные тексты и новая лирическая героиня — бунтующая и непримиримая Теряша.

165311_900

В контурных картах колючкой совок обнесла,
В красной звезде нацарапала череп козла.
Двойкой размашисто море и Крым зачеркнув,
Заперли с глобусом в классе, двери замкнув.
(Сукина дочь — «Шар голубой»)

«Несмеяна» же ушла на покой. В официальном сообществе ВКонтакте аватаркой служит погребальное «Проект закрыт, я исписался». Абортированный плод красного диско ожил лишь для того, чтобы снова застыть в вечном стазисе. Но на этот раз уже с намного менее дружелюбной гримасой на лице. За что сердечно благодарим некроманта и желаем успехов в будущих ритуалах.

P.S. Заслуживает внимание также творчество Александра Селезнёва как художника, идейно не сильно отличающееся от музыкальных изысканий. Пиксели, подворотни, тошнота.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оценка Аудишока

3 Секси

6 Грув

1 Температура саунда

10 Поэзия

10 Чувствуете?

1

Некро-диско

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *