Как мы похищали друга из армии

tsi-108

Сегодня наш читатель Алексей рассказывает остросюжетную историю о попытке похищения новобранца из секретной военной части. Рассказ Алексея продолжает серию текстов о нелёгкой военной службе в России. Вот здесь текст нашего постоянного автора Алексея Понедельченко о службе в ВДВ, Автандил Гургенов рассказал нам чумовую историю о том, как он делал досуг в армии, а Артём Хряков — о том, как чуть не повесили ефрейтора Гыныкова. Читатель, у тебя тоже наверняка завалялась пара армейских или не очень армейских баек, расскажи их нам скорее!

«Ничего, сынок, тебе армия не грозит» — говорили мне родители каждый раз, когда я пытался хотя бы один разочек отжаться от кухонного пола. Нельзя сказать, что я был дистрофиком или что мои мышцы не поспевали за ростом костей, но впалая грудь, нездоровая припухлость щёк и тоненькие ручки красноречиво подтверждали очевидное — я был слабаком. К счастью, слабые имеют свойство тянуться друг к другу, и к тому моменту, когда мне стукнуло восемнадцать, наша компания разрослась до дюжины человек. Конечно, не все из нас обладали тонким рахитичным шармом, были и пара толстяков, отрастивших пузо и бока в приступе алкогольной зависимости. Были две или три девочки, сейчас уже не помню точно, как их звали. Мы были «задротской элитой»: призёр российской олимпиады по информатике, химик, физик, биолог, историк, философ, переводчик и остальные представители бесполезных профессий. Всё шло прекрасно, пока одного из нас не загребли в армию.

Не буду врать — этого давно все ждали, включая дорогих родителей нашего друга, поносивших его день и ночь за то, что он отказался работать конструктором самолётов. Судя по всему, его чаша терпения переполнилась, и в какой-то момент он очертя голову бросился в военкомат. Благо, кто-то из его дальних родственников состоял в родстве с командованием Ракетно-воздушных войск, поэтому нашего друга, недолго думая, определили в секретную военную часть под Нижним Новгородом, а точнее под Арзамасом-2. Решение, что мы должны спасти друга, пришло само собой спустя пару месяцев — он строчил слезливые смс-ки с незнакомых номеров об ужасах службы: вонючие клозеты, сержанты-негодяи и агрессивная деревенщина, по его словам, не давали ему спокойно «мотать срок». Мы решили, что непременно доберёмся до его секретной части и вызволим товарища из неволи.

Ну, или, по крайней мере, здорово напьёмся.

Ранним утром наша шайка уже ошивалась на платформах казанского вокзала в ожидании нужного поезда. Все взяли плацкарт и пива, я делал вид, что завязал, но тайком прикладывался к фляжке с коньяком. В результате, к моменту отправления поезда на Нижний Новгород большая часть народа уже были пьяны. Мы выехали в обед, а к шести часам, когда наш поезд подъезжал к Арзамасу, пьяны были абсолютно все — уркаганы на боковых полках пели нам блатные песни, проводница давно расстегнула пару пуговиц на блузе, а мы всё продолжали обсуждать план побега из части. Что делать в первую очередь? Оглушить дозорного? Прокрасться внутрь КПП и проставить в наши паспорта военные печати? Притвориться картошкой и проникнуть на территорию в продовольственном грузовике? Да, идей было много. Выходя на станции Арзамас-2, мы были уже готовы на всё. Девочки достали тушь и нарисовали мальчикам на лицах боевую раскраску, два толстяка пытались доказать, что они задержат любую погоню, и мы можем их не ждать.

Смеркалось.

На станцию Сечуга мы приехали уже почти к девяти. Унылый шлагбаум встретил нас недоумённым покачиванием, вокруг не было видно ни души. Самый смелый из нас робко постучался в будку дежурного, тот сонно ответил про «максимум двух посетителей» и «только до обеда». Осознав наконец, что путешествие было напрасным, мы приуныли. Вдруг из-за шлагбаума раздался короткий возглас и перед нами появился наш друг, исхудавший пуще прежнего и, по-моему, немытый. Он бросился обниматься, но вышедший из караулки дежурный тут же пресёк наши нежности. «Чего столпились, нельзя вам к нему, понятно? Нельзя!» — с этими словами он хлопнул дверью. Мы стояли по разные стороны хлипкого шлагбаума, но нас будто бы разделяла пропасть. «Прости, родной», — кто-то попытался извиниться, но наш друг лишь махнул рукой, ехидно улыбнулся и поманил нас пальцем подальше от караулки.

Когда мы отошли на безопасное расстояние, он заговорил заговорщицким шёпотом: «У нас тут часть секретная, один из узловых комплексов проекта «Периметр». Раньше на нём много людей работало, для них даже неподалёку построили военный городок. Туда вам и надо. Большинство служак сейчас в командировках, а в их квартирах живут престарелые матери, им и тысяча рублей — царская прибыль. Сделайте вид, что садитесь обратно на электричку, а сами спрыгивайте в кювет и пробирайтесь лесом в сторону военного городка — там и встретимся на улице Ленина сегодня в полночь». Сказано — сделано. Разыграв умилительную сцену прощания, мы поплелись к станции. Как только электричка скрыла нас от дежурного на КПП, мы рванули к опушке леса. Друг нас, правда, не предупредил, что вокруг на много километров тянется почти непроходимое болото, но отступать было уже поздно. Потные, грязные и стопроцентно заболевшие мы добрались до военгородка примерно через час.

Старательно обходя переулками патрули, мы вдесятером умудрились добраться до улицы Ленина так никем и не замеченными, что, если честно, было просто удивительно — не заметить нас было примерно, как не заметить слона в посудной лавке. Дождавшись полуночи в одном из подъездов, мы вышли на встречу с другом — он передвигался короткими перебежками от здания к зданию. Воссоединившись, мы вновь почувствовали почти забытое ощущение единства и в приступе любви стали ломиться во все квартиры подряд. За пятой примерно дверью оказалась просторная трёхкомнатная квартира с отвратительной советской мебелью и коврами: «То, что нужно», — подумали мы. Ночь прошла незабываемо. Один из толстяков пел патриотические песни и маршировал на балконе, другой пытался разыграть «свадьбу» двух стульев в гостиной, остальные медленно сползали по стенам на истоптанный тараканами пол. Ранним утром вернулась одна из девочек и заявила, что ночью инопланетяне сделали ей укол в живот и забрали сумочку с косметикой.

В общем, каждый был при деле. А что же наш солдат? А он, не поверите, встал спозаранку, сделал зарядку, что в нашем обществе считалось оплеухой хорошему вкусу, погладил форму, подшил воротничок, собрал весь мусор и убежал служить. Операция по вызволению нашего товарища из милитаризированной темницы с треском провалилась. Потом, конечно, мы приезжали ещё пару раз, но уже без былого энтузиазма. Друг наш грубел с каждым посещением всё больше, пока в очередной наш приезд не съехал с катушек окончательно — заставил нас устраивать соревнования по отжиманиям. Я лежал на полу съёмной квартиры, слабак, не сумевший сделать и двух отжиманий, а он смеялся. Так мы перестали общаться.

Наверное, во всём виноваты мои родители.

Прислать свою историю

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментарий

  • Пётр:

    Э, наверное, тут ошибка: друг служил под Арзамасом-16 (который Саров), а Арзамас-2 – это в городе Арзамасе вокзал так называется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *