Как я отмечал день рожденья в постапокалиптическом Крымске

tsi-135

Очередной участник сегодняшнего марафона конкурсных тех самых историй представился Мистером Моржом и рассказал нам о том, как отмечал своё двадцатилетие во время работы спасателем в Крымске после наводнения 2012 года. Пострадавший, перемазанный илом город, безразличные пьяные местные жители, казённое одеяло в качестве подарка и спирт, который ни в коем случае нельзя пить. Спасибо вам, Мистер Морж, берегите себя. Читатели, если вы ещё не отдали свои голоса в виде лайков, шеров и ретвитов понравившимся авторам, самое время это сделать. У нас остались всего две конкурсные те самые истории, и до конца сегодняшнего дня мы их опубликуем, а во вторник уже подведём итоги конкурса.

Дело было в 2012 году, я тогда только-только окончил технарь и жаждал работать и приносить пользу обществу. Именно эта жажда и привела меня к работе инженером в службе спасения в родном Краснодаре. Начало моего трудового стажа совпало с тем самым наводнением в Крымске (чем не признак локального Конца света?), для ликвидации последствий которого стали собирать силы со всего Краснодарского края. Так, уже на третий день своей работы я оказался в центре Постапокалипсиса.

Первый мой приезд в Крымск был полон грязи, дешёвого, но крепкого «дезинфицирующего» алкоголя и встреч со странными людьми. Просто перечислю:

  • глубоко верующая старушка, вещавшая про небесную кару, но при этом не перестававшая подливать нам самогон;

  • взрослые внуки глубоко верующей старушки, валявшиеся на лавках и, почёсывая пузо, наблюдавшие, как мы расчищаем их двор от ила;
  • пьяные мужики, мародёрствовавшие в затопленном винно-водочном магазине;
  • и ещё много абсолютно хтонических персонажей, встречавшихся то тут, то там.

Вообще, отношение местного населения к спасателям и волонтерам было довольно странным, многие жители Крымска считали, что им все вокруг должны, и даже не пытались самостоятельно улаживать свои проблемы или хотя бы помогать в этом нам и волонтёрам.

Дальнейшие мои командировки в этот город были более продолжительными и повторялись в течение всего лета. Как человек, занимающийся информационными технологиями, я был назначен связистом в штаб и должен был осуществлять связь с Краснодаром. Связь осуществлялась раз в день, остальное время можно было наблюдать за жизнью людей после потопа. Шли дни, наступила середина августа, а вместе с ней и мой день рожденья. Мне исполнялось двадцать лет, но вместо того, чтобы устроить шумную попойку в компании краснодарских друзей или поехать на не менее шумный фестиваль «Кубана», я встречал день рожденья в палаточном городке в Крымске в компании спасателей. За день до радостного события начальник штаба ликвидации отправил штабную «Газель» на расположенный неподалёку коньячный завод. «Газель» вернулась гружёной и привезла сорок пятилитровых канистр божественного нектара — назову этот напиток именно так, ибо название «коньячный спирт» не очень соответствует его значимости для меня в тот момент. Мне и спасателям строго-настрого было приказано охранять неприкосновенный запас и ни в коем случае не употреблять его.

И вот мой день рожденья наступил. Вечером перед отбоем начальник штаба торжественно поздравил меня и вручил мне памятный дар — одно из одеял со склада гуманитарной помощи. Одеяло это, к слову, пришлось очень даже кстати, ночи в палатке становились всё холоднее. Далее начштаба откупорил одну из канистр и налил всем присутствовавшим по сто грамм, произнёс тост и отправился спать, повторив свой приказ об охране казённого напитка. Однако нашим молодым организмам употреблённых ста грамм алкоголя было мало, поэтому канистры продолжили вскрываться, с напитка снимались пробы, а для сокрытия недостачи использовалась питьевая, вода подкрашенная чаем. Да, стыд, да, позор, но разве не издевательством со стороны начштаба было отдавать такой приказ в такой день?

Посреди ночи к нам пожаловали местные жители, просили у нас водки, не получив заветного напитка, просили отвезти их до дому, на что опять-таки получили наш решительный отказ. В тот момент мне припомнилась вся лень, приспособленчество и безразличие местных к работе спасателей, и в голове родился план маленькой, но весёлой шутки. Несколько спасателей сели в «Ниву» с мигалкой и, выключив фары и не включая означенной мигалки, незаметно поехали следом за местными. В какой-то момент мигалка была включена, а незадачливые мужички, опасаясь полиции, бросились наутёк, но были остановлены, усажены в «Ниву» и даже развезены по домам в обмен на информацию о работающем круглосуточном алкогольном магазине.

Гулянье продолжалось всю ночь, а весь день я отсыпался в штабной «Газели», «сторожа» неприкосновенный запас. Ещё через пару дней я вернулся в Краснодар, мои командировки продолжались, после Крымска наш штаб дружно перекочевал в новое место бедствия — Новомихайловское, и только первого сентября всё в том же Новомихайловском на торжественном параде было объявлено об окончании работы штаба. Я вернулся в город к обычной жизни с её маленькими радостями и рутиной, но навсегда запомнил самое алкогольное лето моей жизни в самом постапокалиптическом городе 2012 года.

Прислать свою историю

 

1.resources

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *