Шамбала Шаламова

monday_1

Самиздат «Батенька, да вы трансформер» начинает новую рубрику. Один из наших самых популярных авторов, ВДВшник, таксист, установщик антенн и просто филолог из Новосибирска Алексей Понедельченко теперь будет каждый понедельник делиться с вами своими зарисовками. Не знаем, откуда в жизни Алексея столько ада, но мы просто обязаны это зафиксировать. Сегодня речь пойдёт о шансоне на просторах Руси.

Три года назад я собрался ехать работать в одно из дачных обществ вблизи посёлка Рыбачий и созвонился с заказчиком. Надо было установить антенну. Узнав, что у меня «девятка», заказчик сказал, что я могу утонуть в грязи где-нибудь по пути к его даче, и предложил поехать туда на его машине.

Мы встретились возле поста ГИБДД на развилке Колывань — Криводановка, погрузили всё моё барахло из моей «девятки» в его внедорожник и поехали. Всю дорогу из динамиков машины нас сопровождал суровый русский блатняк.
— А можно включить что-нибудь другое? — спросил я.
— А что не так? Шансон не уважаешь?
— Шансон уважаю.
— Ну а хули ты тогда?
— Как бы объяснить… То, что у вас играет, все вот эти лагерные темы — это же не шансон.
— А что шансон?
— Хммм… Ну, вот Митяев, например. «Неровность вычурная крыш течёт за горизонт. Семнадцатый квартал, Париж, чуть вздрагивает зонт. И женщина французская, серьёзна и мила, спешит сквозь утро тусклое, должно быть, проспала…»
— Хуйня какая-то…
— Это классика русского шансона, между прочим. Тут все признаки: город, загадочная дама с зонтиком, Париж… У Митяева много хороших песен.

В динамиках заиграл Наговицын:
— «Золотом покрыты купола…»
— Ну вот какой это шансон?
— «…и малец-послушник листья жгёт…»
— Ну, а что, хуёво поет?
— «…помолюсь за тех, кто в кандалах ждёт…»
— Да не то чтобы… Просто всё это какое-то ненастоящее.
— «…забегу к приятелям на миг…»
— А что настоящее?
— «…птицам побросаю каравай…»
— Шаламов, например.
— «…выпью за потерянный людьми…»
— Не слышал такого. Что он поёт?
— «…край…»
— Он не поёт, он пишет. Писал, вернее.
— «…там по периметру горят фонари…»
— Писатель что ли?
— «…и одинокая гитара поёт…»
— Писатель, ага. Его почитаешь — и сразу ясно, кто настоящий, а кто нет.
— «…туда зимой не прилетят снегири…»
— Кто бродяга, а кто хуйло пассатижное, да?
— «…там вороньё…»
— Вроде того.

По пути мы форсировали несколько полуметровых луж. Пару раз я думал, что сейчас утонем, но «прадик» отважно преодолевал всё. Работа много времени не заняла. Когда всё заработало, я начал объяснять заказчику правила пользования спутниковым ресивером и в процессе машинально включил «Первый канал». На экране возникли Малахов и программа «Пусть говорят». Темой передачи был фильм (или даже сериал) «Легенда о Михаиле Круге».
— О! Оставь-оставь! Давай посмотрим. Сделай громче.

Заказчик впился глазами в телевизор.
— Я всё понимаю, но мне бы домой сегодня уехать. Машина на посту ГИБДД осталась…
— Да не ссы, нормально всё будет. В холодильнике там пожрать есть. Доставай там. Всё, что найдёшь, — ешь.

В телевизоре тем временем появился вор в законе Саша Северный и начал что-то говорить о Круге.
— БЛЯТЬ! ЭТО ЧТО ЗА ЁБАНЬ?
— Что?
— Какой, нахер, вор в законе? Где это видано, чтобы законников по ящику показывали?

Заказчик явно негодовал.
— Лёха, вот ты видел хоть раз, чтобы вора в законе показывали на всю страну?
— Так каждый день показывают же. Всяких разных. По новостям особенно…
— Да я не про этих…
— А про каких?
— Про других. Какой он нахер вор, этот Саша? Чёрт он хлопчато-бумажный.
— Я же говорил, что оно всё какое-то ненастоящее…

Обратно ехали молча и без радио.
— Как ты говорил?
— Что?
— Ну, фамилия?
— Чья?
— Который писал.
— Шаламов?
— Во… Отправь мне смской фамилию?
— Отправлю.
— А ты не знаешь, он на диске есть? Есть же всякие аудиокниги?
— Должен быть.
— Озадачу дочь, как домой приеду. Пусть скачивает. Послушаю…

 

2.Protection

Эту отличную иллюстрацию нарисовала Наталья Ямщикова. Наталья, это космос, спасибо!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.