Как я в стрип-клубе в Брюсселе объяснял всем, где находится Латвия

tsi-206

Во времена Постапокалипсиса все базовые потребности человека трансформируются, а их удовлетворение становится либо невозможным, либо адски затруднительным. Один из признаков наступившего Конца света — это сломанные механизмы коммуникации между людьми. Сегодня в той самой истории из раздела Сплочение вас ждёт рассказ нашего читателя Антона о том, как три девушки и один зазывала в стрип-баре в Брюсселе пытались выяснить, чё за Латвия такая и почему Антон пьёт пиво один.

Брюссель — логово разврата. Судите сами — в свой первый же вечер в этом городе я попал в стрип-клуб. И вот как это получилось.

В Брюсселе я волею судеб поселился в довольно крутом отеле, пять звёзд, все дела. Правда, располагался он недалеко от террористического района Моленбек, а ещё в нём был старомодным лифт: сначала нужно отвернуть в сторону внутреннюю дверь, потом раскрыть внешнюю; без специального лифтёра очень неудобно, а специального лифтёра нет; есть, правда, швейцар, который выхватывает у тебя чемодан на колёсиках, но, не получив чаевых, возвращает. Так вот, недалеко от моего отеля в тёмном, глухом переулке имелся ночной клуб. Проходя мимо этого клуба, я подумывал, не зайти ли мне в него, тем более что я уже бывал в своей жизни в ночных клубах, например, в Дублине, где танцует ирландская школота в уггах, примерно как ПТУшницы в Москве. Брюссель, как всем известно, гнездо порока, и мне было, скажем так, любопытно, как же устроены ночные клубы в таких вот логовах разврата, какие там ПТУшницы, носят ли они угги? Единственное, что меня смущало, — это название клуба — «L’intime». Я не был до конца уверен, что в месте с названием «L’intime» обретается достаточное количество школоты в уггах. Двери у клуба были зеркальные, снаружи было ничего не разобрать, и я прошёл мимо. Дошёл до Площади Мучеников, походил по ней, посмотрел на Мучеников, пошёл обратно и снова пристально посмотрел на дверь ночного клуба «L’intime». Метров через тридцать, на выходе из глухого переулка на относительно оживлённую улицу, стоял какой-то мужик, явно профессионал.
— Эй, чувак! — закричал он мне. — Интересуешься?
— Чем интересуюсь?
— На каком языке говоришь? Инглиш? Откуда, из какой страны? Хочешь в ночной клуб, вход совершенно бесплатный!
— Какой ночной клуб? — на всякий случай уточнил я, хотя поблизости не было других ночных клубов. — «L’intime»?
— Лентим, лентим, — подбодрил меня чувак. — Пошли, вход совершенно бесплатный. Ты из какой страны?
— Латвия.
— Чё за Латвия такая?
— Ну, недалеко от России.
— А, Белоруссия?
— Нет, Латвия.
— Чё за Латвия? А, Литва что ли?
— Ну, нет, примерно там, где Белоруссия, Литва, Россия, вот это вот всё, только Латвия.

Очень удобно в таких случаях говорить, что ты из Латвии, — всегда есть о чём поговорить, вызывает интерес, можно заполнить паузу, не из России же в такой ситуации говорить. Пока мы так говорили, он подвёл меня к зеркальной двери и позвонил в звонок, дверь тут же раскрылась, и меня провели внутрь. Внутри была барная стойка, за которой сидели негр с негритянкой. Это было довольно узкое помещение, в дальнем конце стоял шест, и ещё слева вела куда-то наверх лестница. Освещение в соответствии с названием было очень скудным, так сказать, интимным. Никаких толп ПТУшниц в уггах не наблюдалось.

Чувак показал меня бармену и испарился. Бармен спросил, что я буду, я сказал, что пиво, и поспешно добавил — маленькое! Предосторожность оказалась не излишней. Сел я за стойку, а мне говорят: «Десять евро». «Ничего себе, десять евро!» — подумал я, но что ж поделать, десять евро так десять евро, достал десять евро, у меня как раз было десять евро, мне за десять евро налили какого-то пива. Я стал смутно подозревать, что попал, возможно, в какое-то гнездо порока, и внимательно смотрел, не подложат ли мне в стакан какой-нибудь отравы. Но нет, всё было чисто, открыли бутылку, взяли чистый стакан, налили пива. Девушка, которая стояла у шеста, подошла ко мне, явно вламываясь в моё личное пространство, и стала спрашивать, откуда я, долго выясняли, чё за Латвия такая, я было увлёкся рассказом о её географическом местоположении, но девушка вдруг сменила тему на то, долго ли и надолго ли я в Брюсселе, по бизнесу или по личным делам. После этого сообщила, что у них тут можно посидеть и расслабиться, на что я ответил, что вот пиво сейчас допью, а там видно будет, но, скорее всего, всё-таки пойду в отель. «Один собираешься сидеть?» — удивилась она. «Ну, там видно будет». На прощание она представилась (я забыл, как её звали) и спросила, как зовут меня. «Ну ладно, Антон, пока». «Ну, пока». «Ага, ладно-ладно, пока, пока». «Ну, пока».

Пока мы с ней разговаривали, по лестнице спустилась ещё одна девушка, одетая куда более вызывающе, это её декольте-не декольте, перевязанное посередине ленточкой, немного захватывало дух, надо признаться. Довольно интересно было на это посмотреть. Первая девушка отошла к своему шесту, а вторая подошла ко мне, ещё ближе, чем первая, прижалась ногой к моей ноге и стала спрашивать, откуда я, относительно долго выясняли, чё это за Латвия такая, долго ли и надолго ли я в Брюсселе, по бизнесу или по личным делам, сообщила, что у них тут можно посидеть, расслабиться и осуществить физический контакт. «Да я вот пиво допью и пойду, наверно», — сказал я. «Что, один собираешься сидеть?» — удивилась она. На прощание она представилась (я забыл, как её звали) и спросила, как зовут меня. «Ну ладно, Антон, пока». «Ага, ладно-ладно, пока, пока». «Ну, пока».

Она отошла, а первая девушка стала совершать у шеста плавные, но относительно целомудренные телодвижения. Пиво я от всех пережитых волнений почти всё выпил, думал допить минуты за две, думал, может, плавные целомудренные движения меня успокоят, а потом уже пойти. Шутка ли, десять евро за маленький стаканчик пива! Хоть на телодвижения за эти деньги посмотрю.

Но посмотреть мне их не дали. Только отошла девушка-декольте, как подошла негритянка, сидевшая у входа. Она тоже прижалась ногой к моей ноге, со смехом сказала, что её очередь, и осведомилась, откуда я. ОНА ЗНАЛА, ЧТО ТАКОЕ ЛАТВИЯ! Потом осведомилась, долго ли и надолго ли я в Брюсселе, по бизнесу или по личным делам. «Здесь можно посидеть и расслабиться». «Да, да, но я как раз вот собирался…» «Что, один будешь сидеть?» Негритянка тоже удивилась. На что я ответил ей примерно следующее: «Пойми меня правильно, я хотел посмотреть, что это за место, и вот, кажется, понял». «Что ты понял?» — не поняла она. «Ну, понял, что это за место». Она, кажется, опять ничего не поняла, но очень обрадовалась, что я тут в первый раз, и сказала: «Ну, тут можно посидеть и расслабиться». «Да, да, но я, наверное, всё равно пойду…» — договорить свою мантру я не успел, потому что на слове «пойду» она схватила меня за коленку. Первая девушка просто стояла чрезвычайно близко, вторая прижалась ко мне ногой, а эта просто тупо схватила за коленку! «Если я передумаю, я обязательно вернусь!» — выпалил я. «Да, если передумаешь!» — с энтузиазмом выдохнула негритянка. «Мы работаем до пяти утра. Меня зовут Джудит, а тебя?» «А меня Антон. Очень приятно познакомиться!» Потом Джудит рассказала мне, сколько что стоит в этом «L’intime»: персональный lap dance с физическим контактом (можно посидеть и расслабиться) — пятьдесят евро, а дальше, если понравится, можно дольше, но и стоить будет больше.

Я к тому времени допил своё вечернее пиво и, пока кто-нибудь ещё откуда-нибудь не успел подойти (например, бармен) и спросить, откуда я, чё за Латвия такая, долго ли и надолго ли я в Брюсселе, по бизнесу или по личным делам, тут можно посидеть и расслабиться, а ещё осуществить физический контакт, неужели будешь сидеть один, — встал со стула и направился к выходу. Ну, хоть кто-то в Брюсселе кроме меня знает, чё за Латвия.

РАССКАЖИТЕ СВОЮ ТУ САМУЮ ИСТОРИЮ

Батенька, как вас зовут?

Ваша почта

Так в чём ваша история?

Рассказывайте

3.unity

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *