Человечье бешенство

monday_8_2

Юлия Дудкина рассказывает о сексе бульдога с её ногой и почему это лучше, чем общение с людьми.

Когда я зашла в квартиру, французский бульдог по имени Престон немедленно направился ко мне. Он обнюхал мою одежду, а потом без лишних прелюдий обхватил передними лапами мою ногу и вступил с ней в страстный половой акт. И знаешь, что, читатель? Я совсем не обиделась на Престона — он с самого начала чётко показал свои намерения, не пытался запутать меня какой-то фальшивой романтикой, не предлагал вместе уйти в сторону заката. Он хотел заняться сексом с моей ногой — он дал мне это понять.

В моём подъезде на несколько этажей выше меня живёт скотч-терьер — толстенькая бородатая собака на коротких лапах. Когда мы встречаемся в лифте, она подходит ко мне и начинает тихонько пищать и проситься на руки. И с ней мне тоже всё понятно — мне не надо раздумывать, какие же чувства она ко мне испытывает и чего от меня хочет. И я всё никак не могу понять — почему с людьми такое невозможно?

Иногда я чувствую себя Маугли. С той только разницей, что он вырос среди волков, а меня окружали собаки. Ты представляешь, читатель, каким лопухом почувствовал себя Маугли, когда начал жить среди людей?

В детстве я часто болела, поэтому не ходила в детский сад, а во дворе у нас никто не гулял — Балашиха тогда была опасным местом. И поэтому с огромным чёрным терьером по кличке Тоби я общалась куда больше, чем со сверстниками. Это был опасный пёс, который мог запросто порвать в клочья любого чужого человека, но я забиралась на него верхом и таскала его за уши — он меня обожал и позволял делать с собой что угодно. Когда я выросла, а он стал староват и подслеповат, я так и осталась для него чем-то вроде щенка, которого нужно любить и оберегать ото всех кругом. Собака не может передумать, не бывает такого, что сегодня она преданно смотрит тебе в глаза, а завтра вдруг решает, что ты ей не подходишь. Ты всегда с самого начала точно знаешь, как она к тебе относится. И если ты ей не понравился, ты тоже сразу это поймёшь. В моей жизни был только один пёс, который вёл себя непредсказуемо — у него была серьёзно нарушена психика. Но и с ним всё тоже было просто — он сразу давал всем понять, что абсолютно сумасшедший и его странное поведение не стоит принимать на свой счёт. Собака, в отличие от кошки, не может сидеть у тебя на коленях, а потом вдруг вцепиться в тебя когтями и начать раздирать тебе руку в мясо. Точнее может, но тогда у неё, скорее всего, бешенство, и её либо усыпят, либо пристрелят. Я не понимаю, почему 80% людей ведут себя так, словно у них тоже бешенство, но остаются живы.

Двадцатого июля 2015 года в квартире воронежского рок-музыканта (допустим, его зовут N) собралась большая компания. Там была и его девушка — например, Х. И наверняка она весь вечер смотрела на него исподтишка — любовалась, строила планы, не могла поверить, что понравилась настоящей воронежской рок-звезде. А потом, когда гости ушли, музыкант взбесился — он схватил нож, напал на X, отрезал ей голову и изнасиловал свою возлюбленную (именно в таком порядке — сначала отрезал голову, потом изнасиловал). Позже полицейские насчитали на теле Х пятьдесят три раны. Знаешь, читатель, почему случилась эта история? Потому что N и X — люди, а у людей не принято предупреждать друг друга о том, что ты собираешься отрезать кому-то голову.

А кстати, читатель, ты в курсе, что половина изнасилований в мире происходят не из-за каких-то там маньяков в подворотне — людей насилуют знакомые, от которых те не ждут ничего подобного. Это бывают одноклассники, родственники, даже мужья. То есть вот живёшь ты с человеком, думаешь, что знаешь его и у вас всё понятно. А потом он берёт и насилует тебя. Или вот ещё, более безобидная статистика — в 2010 году в России на каждые сто браков пришлось по восемьдесят разводов. То есть люди сначала решили, что они друг другу подходят, а потом передумали. Устали, запутались, кто-то нашёл себе другого — да всё что угодно. И в человеческом мире это норма.

Когда Джон — сорокатрёхлетний бомж из Лондона — познакомился с Джорджем, дела у него шли не очень. Он был преступником и наркоманом, триста (!) раз попадал в полицию, страдал от артрита, у него даже зубов почти не было. А потом он случайно встретил Джорджа и перестал нарушать закон — он понял, что кроме него о его друге некому позаботиться. Чтобы заработать денег, Джон начал рисовать и продавать картины на улице. Выяснилось, что у него есть талант, — один раз мимо проходил солидный галерейщик Ричард Говард-Гриффин и вдруг предложил Джону устроить выставку его работ. Теперь Джон — художник, ему есть, где жить, и он занимается благотворительностью — помогает таким же бездомным, каким недавно был и он сам. И знаешь, читатель, почему эта история вообще произошла? Да потому что друг Джона — Джордж — питбуль, он пёс. А знаешь, как всё сложилось бы, будь он человеком? Джон бы к нему привязался, начал бы тянуться к свету, и ровно в тот момент, когда ему показалось бы, что всё налаживается, Джордж бы нашёл себе другого друга и исчез, а может, он отправился бы искать себя или вообще изнасиловал бы Джона. Да какая разница, что бы случилось, я знаю только финал — Джон бы сторчался и околел бы где-нибудь под мостом.

Кстати, теперь, когда у Джона уже всё хорошо, он так и не завёл себе семью из людей — так и живёт со своим псом. И лично я прекрасно понимаю, почему.

2.Protection

Эту отличную иллюстрацию нарисовала Наталья Ямщикова. Наталья, вы волшебница, спасибо!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев

  • Д'Артаньян:

    Хотел пошутить, но если серьезно, про автора наверняка тоже кто-то точно так же думает.

  • кино:

    Автор так прав, что воткнуть кто в крайней истории Джон, а кто Джордж мне удалось не сразу)

  • Сергей:

    И тем не менее, люди тянутся к людям, даже после предательства и подлости. И это правильно, после падения, надо вставать!

  • уле булль:

    Ставить собак выше людей, основываясь на личном опыте и двух заметках из СМИ это, на мой взгляд, не слишком проницательно. Выставлены узкие рамки, а значимость собачьей привязанности завышена субъективно. Можно жить вообще без собак. Кроме того, случай с музыкантом преподносится, как норма, несмотря на то, что его признали невменяемым, то есть это явное исключение и не может быть использовано в качестве аргумента. В случае с бомжом имеем: героинщика, галерейщика, случайность, талант и собаку. Собаку, которую использует героинщик, чтобы выпрашивать деньги. Заворачивает её в старую куртку, ставит перед ней стакан, а сам сидит рядом, рисует и ждёт подаяний. И в этой истории всё, якобы, ради собачьей преданности и благодаря ей. В общем, не убедили. Да, собаки способны полностью принимать нас такими, какие мы есть, но неужели нам, как людям, только этого и нужно?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *