О чём гниют «Гнилые районы»

«Аудиошок» рассказывает о творчестве пензенских панков «Гнилой Район» и берёт интервью у основателя группы. Спасибо!

В различных закоулках нашей необъятной всё ещё можно увидеть ребят в косухах и с пивными ирокезами, работающих на типично мужской работе и слушающих панк. Русский панк. Никаких Sex Pistols и Ramones: непонятно, о чём они поют, да и звучат слишком хорошо для закалённого стекломоем организма. Наши сегодняшние герои нашли себя именно здесь — где-то между прослушиванием «Сектора Газа» и алкогольным отравлением уютно расположилось творчество группы «Гнилой Район».

В какие-то моменты очень остро накатывает осознание того, что жизнь скучна и тосклива, как холодный суп, а музыка уже не доставляет радости. Чтобы снова захотеть слушать что-то приятное, нужно навернуть половничек самого убойного говна для контраста.
Прекрасно подходят для этого группы-феномены, существующие вопреки обстоятельствам и здравому смыслу. Те, что живительно хреначат в самую твою сердцевину кирзовым сапогом, потому что их звучание не вписывается в обывательские представления о музыке, а в глобальном плане — о добре и зле. Лязг, скрежет, каша — вот это всё.

Откуда они берутся?

Во времена отсутствия общедоступного интернета мы довольствовались русским панк-роком, который можно было найти на рынках в палатках с кассетами — неподалёку от шаурмы и развала носков. Его прослушивание вызывало смешанные чувства. Шум и скрежет, записанные на катушечный магнитофон в туалете коммуналки, производили неизгладимое впечатление на товарищей с тонкой душевной организацией, зато настоящим хардкорным пацанам всё было по нраву.
Люди, которые называли себя нормальными, в попытках отгородиться писали разгромные статьи, призванные защитить молодёжь от ушных кровотечений и разрушительного воздействия, но разве суровых панков волновали какие-то писаки? Шкрябание напильником по батарее продолжалось.

С появлением в России адекватной гитарной школы, продюсеров и большого количества звукозаписывающих студий всё переменилось. Многие говнарские группы причесали звучание, завязали с наркотиками и плотно присели разжиревшими задницами на троны в зале славы русского рока. Их повзрослевшие фанаты сбрили ирокезы и обзавелись семьями — теперь их не отличить от рядовых граждан. Разве что раз в год они отряхивают от вековой пыли и засохшей блевотины косухи, заправляются галлонами «Клинского» и катят на «Нашествие» — вспоминать молодость, слушать своих любимых старых пердунов и неимоверно бухать.

Казалось бы, нет больше пути для действительно плохой музыки с напильниками и магнитофонами — конкуренции она не выдерживает, продюсеров не привлекает, да и денег ею не заработать. Ан нет. На загаженных руинах панка девяностых в начале десятых возникла группа «Гнилой Район»

Гнилой район

Пенза. Город, в котором «пацаны лютые, ночью на район лучше не соваться». Город, в котором ещё жива типично пацанская культура — с понятиями и мордобоем. Недавно главой города стал главврач психбольницы. Там же (в городе, не в дурке) собрались и наши сегодняшние герои: 25 сентября 2011 года вокалисту «Района» во сне явился Юрий Клинских и исполнил под гитару песню «Краснопёрая любовь». Это был знак.
С тех пор происходило всякое. И записи, и концерты, и срачи с хейтерами (в них, кстати, активно используются фейковые аккаунты и ЯРОСТНЫЙ КАПСЛОК), и какой-никакой творческий рост — типичный путь любой группы. Но через всё творчество «Района» тянется почти экстрасенсорное общение с призраком самого Юры Хоя.

И вот тут появляется сам Юра Хой в виде призрака, такой белый, ну, как в фильмах о Каспере, на нём был чёрный свитер, ну, кароч, мы с девушкой обрадовались ему и врубили нашу песню „Муза“, и я Хою говорю: ну, как песня-то? Послушав её, Хой сказал, что нравитесь вы мне, ребята как музыканты, говорит, редкость щас найти хороших талантливых музыкантов, но, говорит, одно но в „Музе“: уж что-то очень песня на „Туман“ похожа, нет, говорит, песня неплохая, но вы лучше играйте в подобном жанре, но не воруйте у меня музыку, а то соляк прям из „Тумана“ один в один, и у вас всё будет заебись (прям так и сказал)

Так пишет Стас Буй в официальном сообществе «Гнилого Района» во ВКонтакте.

Либо это и правда знак свыше, либо жизнь в плохом районе Пензы действительно может навредить рассудку. В истории рока хватает психов и наркоманов всех сортов и расцветок. Более того, зачастую именно расстройства личности делают их творчество гениальным. Вспомнить хотя бы того же Боуи или Игги Попа, Вишеза, Кёртиса — кого угодно. Их заболевания были неотъемлемой частью их образа и музыки. Быть может, «Гнилой Район» тоже гениальны? Не зря ведь у них в группе во ВКонтакте почти десять тысяч человек? Для России это неплохой результат. Поговорим о творчестве.

О творчестве

Про их музыку можно говорить много, но лучше один раз услышать. Наиболее ёмко всё то, что они делают, выражает фраза «фигачит он в забой», которую можно услышать в треке «Забойная песня». По звучанию — гнусавый вокал, сдобренный гитарой с небрежным, плоским перегрузом и сухими барабанами. Непопадание музыкантов друг в друга и в ноты заставляет думать, что здесь играют настоящие панки, которым наплевать, что ты там слышишь и в какой, к хренам, музыкалке ты учился — тряси башкой, пей и веселись. Живи эту жизнь. По крайней мере, они сами так думают.

Выглядят эти негодяи канонично. Стас Буй за микрофоном напоминает самого «колхозного панка», о котором пел Юра Хой:

Я ядрёный, как кабан, я имею свой баян, я на ём панк-рок пистоню, не найти во мне изъян.

Гитарист Анатолий, напротив, смотрится более цивильно, но компенсирует излишнюю правильность манерой движения и игры — фигачит парень как следует, от звука его гитары натурально хочется выпить и настучать кому-нибудь по рогам.

Казалось бы, отличные ребята. Только вот что у Летова, что у Хоя, которому пытаются подражать районовцы, плохая музыка была инструментом — она подчёркивала посыл и поэзию их творчества. Как ещё можно играть «Демобилизацию»? Или «Русское поле экспериментов»? Это не должно звучать хорошо, это должно рвать башку на куски яркими, запоминающимися образами, подобно выстрелу из шотгана в упор. «Район» же, по всей видимости, делает плохую музыку не специально — они просто не умеют играть и работать со звуком. Справедливости ради замечу, что на последнем альбоме они звучат гораздо лучше и качественнее, но всё ещё дерьмово. Конечно, сомнительный минус — Сид Вишез тоже не умел играть, но его весь мир знает. Вдруг так и должно быть, вдруг именно так всё задумано? Тогда, может быть, у «Района» есть какие-нибудь замечательные тексты? Может, они жгут глаголом и херачат прилагательным? Нет. Это просто хулиганские песенки, состряпанные на коленке за две минуты.

«Однажды жарким летом мы с другом отдыхали.
Приехали мы в Сочи потаращить свои очи,
Поспать, посрать, пожрать шашлык и коньячок попить.
В море, бля, сходить, хуи свои помыть.
Как-то вечерком мы сильно набухались,
Что потом в овраге в траве всю ночь валялись.
На пляже мы лежали, хуём своим мотали,
Мотали и кричали. О чём кричали? Хуй его знает!»
из песни «Нам всё похую»

Я хотел было заняться анализом их стихов, но понял, что ни одна фраза меня не зацепила, я даже ничего не смог навскидку вспомнить — и это после нескольких кошмарных дней прослушивания. Нет в их языке живости, того жира и резкости, которые были у «Сектора Газа». Нет владения словом, нет выверенных фраз — есть рифма ради рифмы, вербальная нищета и скучный слог.
С другой стороны, зачем писать как-то иначе, если их слушатели — а реальных фанатов из этих десяти тысяч человек в группе очень немного — сплошь говнари и обрыганы? Зачем писать по-другому про бытовуху, про бесцельное пьянство и рутину? Это никому не нужно — главное, чтобы было про любимый «Сектор» и про народ. Стихи «Гнилого Района» под стать образу жизни их типичного слушателя: «О чём кричали? Хуй его знает!». Пипл хавает и просит ещё, потому что его жизнь — это и есть сплошной дерьмовый панк. Гимн посредственностей, каждодневно разрушающих себя ударными дозами бухла, алиментами и чередой кредитов.
Слушатели «Района» — условные взрослые, живущие счастливой памятью о временах, когда было неважно, как играет группа, а важно, как ты клёво нажрался, а потом подрался с вокалистом, как он заехал тебе под дых, а ты харкнул ему в рожу, и как вы потом помирились и вместе допили бутылку палёной водки. Никакого «завтра», одно сплошное «сейчас».

Но всё же время панковской юности прошло, остались только неяркие обрывки воспоминаний и попытки вернуться назад через пьянство и безответственность. «Гнилой Район» подходит для этого как нельзя лучше — особенно если в текстах какого-нибудь Летова для вас слишком много непонятных слов.

Воздействие

Выпей водки, а потом ещё. Отшлифуй пивом. Занюхай немытой башкой товарища или стельками от старых говнодавов. Поставь группу «Гнилой Район». Поздравляю, твоя машина времени работает исправно. Ты в девяностых, можешь насладиться звуками, видами и запахами пензенских трущоб. Битое стекло, шприцы, надписи на стенах, лежбища бомжей — что лучше этого сможет передать необходимую атмосферу?
Если слушать «Районов» долго (чуть больше пары часов), то можно обнаружить, что у тебя паранойя — не слышит ли кто-нибудь, что играет у тебя в наушниках? При этом тягучий вокал и хриплая гитара вызывают какое-то дикое чувство — смесь неловкости и необоримого желания накатить ещё. Почти как тошным и вязким похмельным утром, когда ты просыпаешься в обнимку с незнакомой тебе бабищей. Тебе стыдно за прошлую ночь, и ты даёшь зарок никогда так больше не делать, но всё твоё больное естество просто визжит о том, что вечером ты обязан повторить. А потом снова. Главное — вовремя остановиться, потому что алкоголизм вредит здоровью. «Гнилой Район» — тоже.

О смысле

Мне удалось поговорить с самим основателем группы — Стасом Буем. Я задал ему несколько вопросов.

Почему такое название?
Да я считаю, вполне нормальное название.

Что хотите донести до слушателя, какова ваша идея?
Мы своих слушателей учим жизни, как она есть. О чём нам нравится, о том и поём.

Как вы относитесь к политике?
Наше дело играть для народа, а не в политику лезть.

Какие эмоции вызывает у вас прослушивание вашей музыки?
Только положительные эмоции.

В Пензе только один гнилой район или нет?
У нас их дохера!

«Бородавки на хую
Появились, я ебу.
Что мне делать, не пойму —
Я их уксусом прижгу!
А потом сковырну
И в банку положу.
Бородавки на хую!»
Гнилой район, «Бородавки на хую»

«Гнилой Район» — жертва пацанского воспитания, жертва своей публики, которая хочет и поощряет такую музыку, жертва тотальной безграмотности и безответственности. И им это нравится! Если ты ищешь свой персональный музыкальный ад — обязательно послушай немного. Я уверен — некоторую романтику и атмосферу ты сумеешь прочувствовать, если постараешься. По крайней мере, сможешь понять, что должен сделать человек, которому надо признаться в любви девушке стихами, имея в лексиконе штук тридцать слов — и это считая десяток матерных. Эти панки познали жизнь с той её стороны, которая традиционно замалчивается в высокой культуре. Не бывает в традиционном искусстве заблёванных теплотрасс, пьянства без идеи, не бывает настоящей гопоты (той, что без налёта есенинского хулиганства), не бывает Любки, которая ушла к Славику, шмара. «Гнилой Район» видел всё. А после пропустил через себя, оставив нам только самую пацанскую суть жизни. Их правда в том, что всё не так плохо, пока в руке есть бутылка, а в голове бродят слова песни Юрки Хоя, которую он ещё мог бы спеть.

Спасибо им за это.

6.aesthetics

Эту иллюстрацию на заходе для нас подготовил проект Bojemoi. Ребята, огромное спасибо!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оценка Аудишока

4 Секси

5 Грув

3 Температура саунда

4 Поэзия

7 Чувствуете?

СПЕРВА ДОПЕЙСЯ

3 комментариев

  • Есенин:

    Про эту группу написали на metalsucks.net. Мировая известность!

  • Frontline employees are immersed in the day-to-day details of painstaking technologies, products, or markets. No united is more wizard in the realities of a performers’s matter than they are. But while these employees are deluged with hugely delineated message, they ordinarily air it exceptionally intellectual to score all through that perception into valuable knowledge. Preferably of a mate import, signals from the marketplace can be clouded and ambiguous. On [url=http://annoyedcanadian.com]http://annoyedcanadian.com[/url] another, employees can be acceptable so caught up in their own proscribed slant that they conquered descry of the broader context.

    The more holistic come up close to to information at untold Japanese companies is also founded on another sine qua non insight. A group is not a realize but a living organism. Much like an singular, it can distribute lineage to a collective pick up of uniqueness and necessary purpose. This is the organizational corresponding of self-knowledge—a shared moratorium of what the new zealand stands in concern of, where it is flourishing, what lenient of square footage it wants to flat in, and, most notable, how to suffer from that over the moon marvellous a reality.

    Nonaka and Takeuchi are arguing that creating discernment directive evolve into the steer to sustaining a competitive utility in the future. Because the competitive scene and customer preferences changes constantly, expertise in perishes quickly. With The Knowledge-Creating Players, managers furnish childbirth to at their fingertips years of acuity from Japanese firms that appearance how to set up outline continuously, and how to take advantage of it to cause famed unheard of products, services, and systems .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *