Как мы исследовали Прагу, и я обнаружила в себе юмориста из передачи «Аншлаг»

tsi_6.05.16

Наша читательница Евгения Янова рассказывает, как отправилась с товарищем изучать Прагу, не захватив с собой карту, потому что карты — для слабаков. Путешествие в «Туда» оборачивается паломничеством к своему внутреннему юмористу «Аншлага» и заканчивается неожиданным дорожным указателем.

Когда деревья были большие, в рубль помещалось намного больше евроцентов, чем сейчас, а пачку импортного Dunhill Fine Cut можно было купить за безумные по тем временам семьдесят рублей, то есть в 2010 году, мы с товарищем практически случайно отправились на майские праздники в Прагу. Как у любого нормального туриста, в нашем арсенале знаний были факты типа «Прага — столица Чехии» и «в Чехии много пива». И, в общем-то, больше ничего.

В тот же самый день, когда мы, приехавшие из московского не очень майского мая в пражский очень даже май, перестали наконец подбегать с видом диких обезьян к каждому дивно пахнущему кусту сирени, было решено заняться привычным делом, а именно — шляться по самым нетуристическим районам города. Не из любви к поиску каких-то особенно захватывающих приключений, а просто любопытства ради.

Шли мы, значит, чинно держась за ручки, перекидываясь то и дело остроумными комментариями. Шли себе и шли. С утра и примерно до обеда. В какой-то момент стало казаться, что миленькая очаровательная прянично-домичная Прага всё больше напоминает Москву. Несколько расстроившись от таких откровений, мы всё-таки настойчиво продолжили следовать строго по пути «Туда».

В какой-то момент родство городов стало совершенно плохо скрываемым — над нами засобирались вполне московские грозовые тучи, огромные и чёрные. Как наблюдательные туристы мы отметили этот факт вслух, в очередной раз обсудили мою ненависть к зонтам и отсутствие этого предмета в нашем багаже. И, сделав насколько это было возможно, вид, что ничего не происходит, продолжили путь «Туда».

Не сказать, что я обладаю хоть сколько-нибудь выдающимися физическими способностями, которые позволили ли бы мне ходить ножками без отдыха и мотивирующих обедов бесконечно долго. Поэтому ещё через некоторое время, которое природа потратила с пользой, натащив на небо ещё немного туч, мне стало уже совсем лениво и отчаянно захотелось перепрофилировать наше движение «Туда» в поход по пути «Обратно». Однако вполне логичное (как мне тогда показалось) замечание моего товарища, что «уже вон сколько протопали, и всё равно скоро дождь пойдёт, и вообще, что в номере делать, и всё равно ещё в магазин зайти надо, а вон там похоже на красивый домик», возымело действие и воодушевило меня на новые подвиги и свершения, что помогло мне проплестись ещё где-то с полчасика.

Как раз через полчасика нас ждал удар. Грома. А также молнии. И ливень. И вот мы прёмся под этим холодным чёртовым дождём по местности, что всё больше напоминает окраины Бутово, а приличными заведениями, в которых можно бы было переждать, здесь и не пахнет. Мне бы уже посидеть да отдохнуть, но мы всё продолжаем тащиться в неизвестном направлении под гордым названием «Туда». Моим вкладом в происходящее стало логичное замечание, что, может быть, всё-таки найдём какое-нибудь кафе и там переждём, а заодно выясним, куда же нас занесло и как бы унестись отсюда. Замечание было принято на ура. Поэтому ещё где-то полчасика мы слонялись вдоль и поперёк трамвайных путей, отвергая каждую едальню как недостойную наших особ, и продолжали идти, руководствуясь выдающимися способностями моего спутника ориентироваться в пространстве. Благодаря этим самым способностям в какой-то момент мы оказались на узенькой неприметной улочке, где терпение меня наконец покинуло. Ради усмирения страшного демона, попёршего из меня, мы вломились-таки в какую-то пивнушку.

Дальше следовала немая сцена. Мы, если и выглядели прилично утром, то сейчас представляли зрелище вполне жалкое — мокрые, как мыши, продрогшие и обессиленные. И вот, два мокрых чучела застыли на пороге, а из зала на них с такими же застывшими каменными лицами взирали мужики, всем своим видом говорившие, что они буквально сейчас выползли из шахты по добыче особенно чёрного, грязного и труднодобываемого угля. Трезво рассудив, что только мы можем рассуждать трезво в сложившейся ситуации, мы решили немедленно удалиться настолько быстро, насколько немедленно может вообще быть.

И вот, наша скромная промокшая до нитки партия вновь идёт по этой восхитительной пражской окраине, и уже на самом деле не очень важно, откуда льётся вода, потому что кажется, что она повсюду, даже в самых нескромных и припрятанных под слоями одежды местах. Очень хочется есть, спать и чтобы было сухо хотя бы где-нибудь. Вероятно, даже начинает хотеться домой. А мы всё продолжаем хлюпать по местным лужищам примерно этак in the middle of nowhere.

Не могу сейчас точно сказать, сколько ещё времени прошло, но так или иначе у меня началась та самая стадия отчаяния, когда можно найти что-то до смерти забавное даже в дорожном знаке «Кирпич». Я начала отжигать шуточки, достойные лучших выпусков «Аншлага». Мне было очень, просто беспрецедентно смешно. А моему другу нет. И состояние его можно было понять: мы продолжали куда-то идти, конца и края этому не было, карта, такси и спросить местных — для слабаков, а рядом эта конченная на всю голову женщина ржёт, как конь, и шутит, как… в общем, очень плохо шутит. Можно понять парня.

На этой потрясающей агонизирующей ноте полного отчаяния и бредового угара я вдруг встала, как та самая ослица, и заявила, что больше, ахаха, никуда, хаха, не пойду, хихи, мне и здесь, бугага, сойдёт. Остановившись впервые после бесславного побега из пивнухи с шахтёрами, мы вдруг узрели большой дорожный указатель, на котором волшебным образом была нарисована стрелочка, указывавшая как раз в сторону наших предполагаемых следующих шагов. И надпись BRNO.

Не могу с точностью сказать, то ли такое нелепое сочетание букв, то ли общее продрогшее состояние, которое можно описать подобным сочетанием букв, то ли мой общий неадекватный и поехавший в разных вагонах разум, или же все вместе породило целый ураган эмоций, которые следующие несколько минут сотрясали дичайшим смехом моё хрупкое тельце. Потому что после всего этого многочасового пути сквозь ливень оказаться где-то возле шоссе с единственным указателем на Брно было выше моих сил.

Дальше всё происходило, как в тумане. Могу только сказать, что вопреки злому року, заведшему нас чёрте куда, мы нашли-таки трамвай, на котором хоть и с ужасом от возможных последствий безбилетного проезда, но всё-таки добрались до отеля. До бутылки ликёра. До горячего душа. До постели. До компьютера. И да, именно в такой последовательности.

РАССКАЖИТЕ СВОЮ ТУ САМУЮ ИСТОРИЮ

Батенька, как вас зовут?

Ваша почта

Так в чём ваша история?

Рассказывайте

5.explore

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

8 комментариев

  • s_kosmos:

    имхо чересчур графоманский текст и ни о чем :(

  • Хуйня. Раньше были истории – одна охуительнее другой, про сектантов, про ебанатов, а тут – ахаха, мы гуляли по Праге хуй знает куда, ахахаха, я остроумная тёлка.

  • kontifej:

    А я вообще в Брно живу. И мне несмешно, и Прагу я не люблю. Однажды идя вечером по вполне приличном району (казалось бы) мужчина в позе лежа попросил у меня зажигалку. Ну достаю. вручаю ему, а он в свою очередь достает ложку, сыпет что-то туда, нагревает… ну вы знаете как винт готовится, – и возвращает зажигалочку. Про свою поездки в устецкий край я вообще молчу.

    • JEFITNOK:

      Как варится винт — знаем, но судя по описанию это был хмурый.

    • Валерий:

      Видимо как варится винт как раз таки вы и не знаю, и вообще ваша история сильно пиздежом попахивает

    • Валерий:

      Видимо как варится винт как раз таки вы и не знаете, и вообще ваша история сильно пиздежом попахивает

  • popsov:

    Фигня могли бы и выпить с шахтерами слабаки хипстерские,а текст ни о чем бездарен полностью.

  • Хелот:

    Плохо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *