Как моральные принципы оставили меня нищей и безработной

tsi_30.05.16

В разделе Ресурсы мы публикуем ваши те самые истории, связанные с самыми базовыми человеческими потребностями — едой, сном, охраной здоровья, а также истории ваших поисков работы, ведь без работы — ни тебе еды, ни охраны здоровья. Сегодняшняя история о том, как наша читательница Дарья пыталась найти работу, а попала в практически секту, раздающую детям спички (это метафора, конечно же, но суть вполне сравнима). Даша, спасибо вам большое! Вы молодец! Берегите себя и обязательно пишите нам ещё.

В первый день моей стажировки в семь утра в комнате стояла линчевская полуявь. Кофе в моей чашке был густым, почти упругим.
— Ты что, медитируешь? — поинтересовалась моя соседка.
— Нет. Смотрю, как стынет.

До выхода из дома осталось ещё на пять минут меньше. Я успела прочесть полглавы из ведической психологии.
Захлопываю книгу, потому что время вдруг ускоряется, почти что летит кувырком. Я на периферии его завихрения: окружность механических часов; круглый значок интернет-браузера; колесо троллейбуса. В итоге выхожу из транспорта вовсе не там, где надо. Теперь до офиса придётся бежать сломя голову. Опаздываю на минуту. На три минуты. Но ведь меньше пяти не в счёт, не должны заметить.
— Вы такая-то?
— Да.
— Подождите здесь. Руководство скоро освободится.

Меня провожают в помещение, где ждут своей очереди ещё трое: парень в аирмаксах, девушка в сиреневом пальто и с помадой цвета фукси, третьего кандидата разглядеть не удаётся.
На шкафу в самом углу у стены застыл увесистый, но будто бы ощущающий свою неуместность и от того какой-то пристыженный орёл. Под ним импровизированное острие скалы с крупной надписью «Кавказ».Полкой ниже — индийские слоны, пасхальный заяц, два дерева из бисера, пара ангелочков и блестящий жёлтый павлин. Во всём этом сумбурном нагромождении я ищу хоть какую-то подсказку — чего здесь можно ждать?

Наконец нас всех зовут. Девушка Галя должна нам всё показать и рассказать. Мы выходим из здания и идём к остановке. У Гали длинные светлые волосы, подстриженная чёлка, сама она маленькая, с серым лицом. Отдельные выпавшие волосинки прилипли к пальто у неё на спине. С нами девушка в сиреневом, у неё высокие сапоги и короткая чёрная юбка. Замечаю, что я выше их обеих, причём намного. Садимся в автобус. Город остаёся где-то позади, будто нависший над той низиной, в которую спускает нас маршрутка. Вокруг частные дома, заборы, ларьки. Богом забытое место. Галя наконец просит притормозить за поворотом.

Мы выходим. «Я тут минибос, — говорит Галя. — Мы тут пашем». На самом деле она сказала, конечно же, совсем другое слово, а вовсе не «пашем», ну, вы поняли.

В магазинчике она выпросила, чтобы кофе из пакетиков (привезённых с собой) залили кипятком. Я смотрю на всё это, и, уже не выдерживая непонятной текучки, начинаю задать вопросы про эту работу. Оказалось, тут распространяют кредитки «Тинькофф». Шестьсот пятьдесят рублей с заполненной по всем правилам анкеты. Надо, чтобы человеку уже исполнилось двадцать четыре, чтобы он работал не менее полугода на одном месте, ну и паспорт чтобы был. Галя, дабы проиллюстрировать свои слова, привязалась к продавщице этого же магазина:
— Здравствуйте, мы из банка. Можно мы с девчонками к вам попристаём? — спрашивает Галя и суёт ей брошюрку с описанием услуг банка.
— Это, —тут Галя делает паузу для важности, — платиновая карта. В Сбербанке стоимость годового обслуживания такой, знаете какая? Десять тысяч. А здесь всего 590 рублей в год. Пятьдесят пять дней вообще без комиссии.
— Я не хочу брать у вас карту.
— А мы вам и не собирались её давать! Мы можем помочь вам заявку оформить, чтобы банк её одобрил. Карта действует три года. Вы можете активировать её сразу или, скажем, через год —– тогда на неё придут деньги. А до тех пор пусть лежит. А что? Карман не тянет, есть не просит. Будет вам финансовая подстраховка. Вот у вас есть действующий кредит?
— Ну, есть..

Выражение лица полной коротко стриженной продавщицы на секунду сделалось испуганным, она оглянулась так, будто собиралась что-то украсть в своём же магазине. Спустя ещё минуту Галя заполняла с её слов нехитрую анкету:
— Средний доход на семью.
— Ну, тысяч тридцать.

Обработав продавщицу, мы отправились в парикмахерскую, ещё один продуктовый и магазин замороженных пельменей и котлет. К счастью, сотрудников этих маркетов подписать на кредитку не удалось. Поэтому Галя, а следом за ней и мы, проникли в автомастерскую, что располагалась поблизости.
— Как думаешь, какому количеству людей в течение дня мы успеваем сделать презентацию? — обратилась ко мне Галя.
— Человек пятьдесят, — прикинула я.
— Да, где-то так. Из них от пяти до десяти удаётся впарить кредитки. Вот и считай. А я на одного ребёнка, чтобы в школу собрать, 10 000 истратила. А их двое у меня.

Мы подошли к группе мужчин, обступивших Газель и поглощённых своей работой.
— Пенькоф? — переспросил автомеханик Галю, когда она вся такая начала своё «А мы из банка!».
— Тинькофф!
— Ааааа, Тенёк! Я с ними не связываюсь. Мне не нужна карта.
— Ну, если не нужна, будете снег с машины счищать ею. Ведь активировать карту вы сможете в течение трёх лет. А знаете, сколько берёт банк за годовое обслуживание?

Снова неудача. У меня появилось какое-то странное тяжёлое чувство — мне хотелось, чтобы эти женщины среднего возраста не соглашались. Я радовалась неудачам Гали, например, когда она уже заполнила анкету, а паспорт спросить забыла. Я думала: «Вроде ведь мы ничего плохого не делаем, просто предлагаем — кто хочет, соглашается. Объясняем, что через банкомат снимать деньги невыгодно, что кредитка требует правильного грамотного обращения». Но мне всё равно казалось, будто мы раздаём детям спички, инструктируя, как с ними лучше обращаться. Дети слушают, кто-то из них и правда будет всё делать правильно, а кто-то… всё равно обожжётся, попадёт на деньги. Они ведь дети, эти полные с короткой стрижкой продавщицы продуктовых и парикмахерши. У них и образование-то только среднее, наверное. Если вообще есть. В общем, беззащитны они.
— Я пас, — говорю я Гале, когда мы выходим из магазина.
— Ты боишься к людям подходить? Это ничего! У меня тоже сначала не получалось.
— Да нет. Здесь… — я не могла подобрать подходящих слов для своего чувства. — Ответственность такая… Не хочу вступать в сделку с совестью.
— Материальной ответственности здесь вообще-то нет, — уточнила Галя.
— И всё же я пойду, пожалуй. Удачи тебе. Может, успею ещё обзвонить другие объявления.
— Хорошо. Тебе тоже удачи.

Я шла к остановке, и с каждым шагом на душе у меня делалось легче. День был ясным. В карманах гулял ветер.По клумбам и по тротуару ползали божьи коровки. Я старалась случайно не наступить на них:
— Повыползали глупые…

РАССКАЖИТЕ СВОЮ ТУ САМУЮ ИСТОРИЮ

Батенька, как вас зовут?

Ваша почта

Так в чём ваша история?

Рассказывайте

1.resources

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *